Кинополка

Крупным планом

«В главных ролях снимались…»

Ссылка на книгу «В главных ролях снимались…»

обложка-страница0011

Актерская судьба. Как она складывается? Всё ли зависит от удачи, вереницы случайностей или это каждодневный труд, навыки ремесла? Сколько несыгранных ролей, фильмов, отлежавших десятки лет на полках из-за цензуры? Как долгие простои преследовали ныне знаменитых актеров? Что они считают главным в своей профессии? Что осталось за кадром?
Об этом и многом другом расскажут герои книги «В главных ролях снимались…» Читатель встретится с любимыми актерами, режиссерами отечественного кино и театра: Нонной Мордюковой, Алексеем Баталовым, Инной Макаровой, Татьяной Самойловой, Вячеславом Тихоновым и многими другими. Они делятся воспоминаниями о своих первых шагах в профессии, успехах, провалах, непредсказуемости и превратности судьбы.
У каждого, с кем удалось встретиться автору книги, своя история. Те, кого мы привыкли видеть на экране и сцене, предстают перед нами не только как герои лент и театральных постановок, но задушевными собеседниками, удивительными личностями.

© М. Эратова, 2015

 

 

 

 

mordyukova05

Народная артистка СССР Нонна Мордюкова

ЗВЕЗДНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ОНА НИКОГДА НЕ БОЛЕЛА

Есть актеры, имя которых олицетворяет целую эпоху в кино. Нет, пожалуй, ни одного человека в нашей стране, кто не знал бы эту актрису, не был знаком с ее героинями на экране. Почетных титулов не счесть — ее имя было присвоено одной из планет Солнечной системы. Она вписана в Британскую энциклопедию как одна из лучших актрис мира ХХ века. Стоит лишь произнести Нонна Мордюкова, как нами предстают ее героини, в которых мы верим как в близких нам людей. Мы не перестаем вместе с ними переживать, смеяться и плакать. Это и есть высшая похвала актеру. «Меня часто спрашивают, в чем моя актерская тема?» – вспоминала Нонна Викторовна. — Всю жизнь я чувствовала себя в долгу перед русской женщиной, не знаю, можно ли назвать это актерской темой. Героинь моих нередко хвалят за народность. Но как хвалить актера за то, что в нем впитано самой жизнью?

Иногда тебе дают сценарий, а в нем бред сумасшедшего…

Я не копировала «столичных» девушек, с которыми встретилась, когда приехала учиться в Москву. Беды же многих молодых актрис, мне кажется, в том, что они губят свою неповторимость погоней за модным внешним оформлением и такими же «модными» мыслями. Главное в творчестве актера – оставаться верным своей природе и именно ее развивать.
Еще про меня говорят: «У Мордюковой крутой нрав». Дело в том, что иногда тебе дают сценарий, а в нем – бред сумасшедшего… И как только ты отказалась от роли, тут уже стрелы летят: « Да она ненормальная. Что вы хотите, это ж Мордюкова!». Так говорят, чтобы оправдать себя.
А чтобы хорошо сыграть роль, нужно себя тратить. Суть актерской игры одна – прожить жизнью своего героя. Всей душой отдаться, со всей страстью, выплеснуться до самого донышка. Чем сильнее страдание – тем слаще, тем больше можешь сыграть».
Говорят, что актеры обделены личной судьбой – как правило, кто счастлив в актерской профессии, неудачлив в личной жизни. Почему? Может, потому, что все силы и чувства отдают своим ролям? За свою жизнь проживают десятки других жизней? А может, потому, что на собственную, личную жизнь просто не остается времени? Конечно, в этом своя правда. И, все-таки, талант не уживается в ординарном, сером человеке – не будь Мордюкова личностью яркой, нестандартной, вряд ли она создала бы такие глубокие, неповторимые образы на экране.
Говорят, что часто актер во всех своих персонажах играет, все-таки, самого себя. Каждая ее роль, выход на сцену становились неповторимым событием, потому что она– личность. А говорит она так, что забываешь, что перед тобой звезда экрана, а будто близкий человек.
При всей лихости и смелости ее героинь Нонна Викторовна очень скромный человек. Со всеми своими артистическими регалиями она долгое время она жила в однокомнатной «хрущевке». И только, когда в одном из интервью ее спросили, почему она не попросит у государства квартиру, она пошутила: «Вот возьму и напишу в ЮНЕСКО…» Тогда волшебным образом все сразу уладилось и ей дали трехкомнатную квартиру. Звезда подобной величины за ее талант на Западе имела бы, по крайней мере, остров с виллой или замком. Но, думается, Мордюкова от такого подарка отказалась бы: другие у нее критерии жизни – человек она из народа, и не стала бы жить в золотой клетке.

Во ВГИК она пришла в галошах и носках

В далеких 40-х прошлого столетия, когда она решила учиться на артистку и приехала поступать во ВГИК, встретили ее с удивлением…
Родилась Нонна Мордюкова 27 ноября 1925 года в станице Отрадная Донецкой области, что на Кубани. Мать назвала ее Ноябриной – тогда были популярны такие имена. В семье было шестеро детей, кроме Нонны еще два брата и три сестры. Отец был военным, а мать работала в колхозе. Мама замечательно пела русские народные песни и романсы. Нонна была старшей и поэтому все заботы по дому ложились на нее.
«Еще маленькая была, а уже в поле тяжело работала, за скотиной смотрела, ведра тяжелые с водой таскала, — вспоминает Нонна Викторовна. – А тут братья да сестры пошли младшенькие – один за другим, один за другим. И потаскала я их на закорках, и понянчила вдоволь, и соплей понавытирала… Мои родители были те самые коммунисты, за счет которых жила Россия. Честные, рваные, холодные, худые… Но с красными знаменами: «Мы всего добьемся! Наша страна самая сильная!». Под этим лозунгом и жили. Я потом все это повторила в картине «Комиссар». Тогда были коммунисты не такие… Сейчас мы все побросали, все ненавидят слова «комсомол», «пионер». А между прочим, многое надо было оставить»,- вспоминала актриса.
Еще в школе она мечтала о кино. Как-то, посмотрев фильм «Богдан Хмельницкий» с Николаем Мордвиновым в главной роли, написала ему письмо. К ее большому удивлению актер ей ответил и посоветовал, если уж так хочет она стать актрисой, то попробовать поступить на актерский во ВГИК.
Ее юность пришлась на войну, семья пережила оккупацию.
«Отец без ноги вернулся с фронта, — написала в своих воспоминаниях актриса. — Голодали сильно. Немцы, когда отступали, все, что можно было, подчистую, увезли с собой. И зерно, и кур, и сало. Лазили по погребам, знали, где люди продукты прятали. Они тоже бедствовали, Германия ведь тоже была разрушена, там у них свои дети сидели голодные. Наши солдаты давали им тарелку горячего супу. Вообще, немцы попадались и добрые иногда — давали нам соли… Спали мы на мешках из-под сена, и на них мы ложились покатом на полу. А кровать — это парадная вещь. Там спали отец, мать и маленький ребенок».
Когда война закончилась, в 45-м, после десятого класса Нонна решила ехать в Москву учиться на артистку. Четверо суток из Ейска, — а в то время ее семья жила в этом городе, — она добиралась в товарном вагоне в столицу. На ней были галоши на толстых деревенских носках, а одежда очень отличалась от той, что носили в городе. Когда она пришла во ВГИК, увидела там много красивых, уверенных в себе, красиво одетых юношей и девушек.

А чемодан с домашними харчами остался в камере хранения на вокзале

Она хорошо запомнила этот день:
«Вызывают меня. Просят прочитать басню или рассказ. Я к тому времени очень проголодалась, а чемодан с домашними харчами остался в камере хранения на вокзале, перенервничала. Смотрю на экзаменаторов, как на классовых врагов. Какую басню, какой рассказ? Что вы от меня хотите, мучители? Потом заревела. Тогда меня просят рассказать что-нибудь. Ну, тут уж я так разошлась – не остановишь! Из жизни истории я с детства рассказывала и до сих пор люблю и записываю. Меня останавливают: «Хватит. Достаточно». А я – ни в какую: «Это не все. Я еще петь буду».
Преподаватели сразу распознали в девушке талант, но надо было еще научить ее актерской профессии. И Нона поступает учиться в мастерскую Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой. Училась она на «отлично», а жила, как и многие ее сокурсники, в общежитии на Лосиноостровской.
«Нам в институте педагоги сильно краситься не разрешали, — вспоминает актриса. — Краска у нас хитрая была. Черные чернила смешиваешь с кусочком мыла и все это завариваешь в консервной баночке на газочке. Когда застынет, пожалуйста, тушь готова. Берешь щеточку зубную и кончики ресниц подкрашиваешь. А румяниться свеклой можно. Но чаще всего мы брали траву такую, пагоду, которой потрешь щеки и они трое суток горят. А губная помадка у нас была такая, бледно-бледно-розовая. Мы ее покупали со стипендии, все ведь дешево было. А хочешь другого цвета помаду — у подружки возьмешь, накрасишься.

Зачем в моем фильме будет  опять Ульяна Громова

С 47-го началась ее актерская биография. В то время режиссер Сергей Герасимов начал снимать «Молодую гвардию» и на роль Ульяны Громовой – героини Краснодонского подполья – пригласил Мордюкову, которая училась тогда на втором курсе. Съемки проходили в Краснодоне.
Это было незабываемое время. Первая партия съемочной группы вылетела на грузовом самолете в Краснодон, чтобы подготовиться к приезду основного состава. Расположились актеры в холле той гостиницы, где во время войны жили немцы. Это было обучение профессии на съемочной площадке. Для молодых актеров – Сергея Бондарчука, Инны Макаровой, Сергея Гурзо, Людмилы Шагаловой, Вячеслава Тихонова, Сергея Иванова работа с таким мастером было не только огромным счастьем, но и большим опытом. У него они училась всему, а главное – играть так, чтобы зрители поверили в то, что происходит на экране.
В судьбе героини Мордюковой – Ульяны была и частица ее жизни, да и тысяч ее сверстниц. Когда фильм вышел на экраны, у него был колоссальный успех – актеров встречали везде как национальных героев, а обращались к ним только по именам их героев. А Мордюкову еще долгое время называли «Ульяной». Почти все участники фильма получили Сталинские премии Первой степени, в том числе и Нонна Мордюкова.
Так что, еще студенткой Нонна Мордюкова стала лауреатом Сталинской премии. Это звание было присвоено ей за исполнение роли Ульяны Громовой в фильме режиссера Сергея Герасимова «Молодая гвардия».
«Да из-за этой «Молодой гвардии» я потом несколько лет нигде не снималась!» — признавалась актриса. — Мы настолько натурально сыграли молодогвардейцев, что нам еще долго объясняли этим причины отказов: «Будут по экрану ходить Ульяна Громова или Олег Кошевой, а у нас фильм о другом». Не брали нас. Очень трудно было. Голодали…
С одной стороны это было большим актерским счастьем сыграть в этом фильме одну из главных ролей, с другой – после этого фильма актрису не приглашали сниматься: «Зачем в моем фильме будет опять Ульяна Громова?» — говорили режиссеры.
И действительно, как переубедить зрителя в том, что на экране уже не комсомолка-подпольщица, а новая героиня? Зритель просто может не поверить в такое быстрое перевоплощение.

Сядь и пей молоко из бутылки. Больше от тебя ничего не требуется

Начались годы простоя. Правда, еще одна версия того, что Мордюкова долгое время не снималась – ее роман с Сергеем Герасимовым, который влюбился в нее страстно и даже одно время расстался из-за этого с Тамарой Макаровой. Начались интриги, как часто это бывает в кино.
Нонна Викторовна в это время была уже замужем за Вячеславом Тихоновым, с которым вместе снималась в «Молодой гвардии». В 48-м году у них родился сын Владимир. Их быт был неблагоустроен – они скитались по друзьям, но вскоре, актрисе дали маленькую комнатушку в коммуналке. Актриса нянчила сына, и после «Молодой гвардии» не снималась около пяти лет. Срок для актрисы большой, и, конечно же, сколько было передумано за эти годы. И, все-таки, она не изменила себе – не погрязла в быту, не потеряла веру в себя, и судьба за это ее щедро вознаградила.
В 52-м году знаменитый Всеволод Пудовкин приглашает ее на роль в фильме «Возвращение Василия Бортникова». Потом она снимается в картине режиссера Т.Левчука «Калиновая роща». Спустя еще два года режиссер Михаил Швейцер приглашает ее на пробы в фильме «Чужая родня». Мордюкова мечтала сыграть у этого большого мастера, но сомневалась – утвердят ли ее на эту роль. Пробы многим не понравились, но все-таки, Швейцер настоял на том, чтобы в этом фильме снялась именно она. Когда в 55-м году фильм вышел на экраны, о Ноне Мордюковой вновь заговорили как в былые времена – популярность и любовь зрителей вновь вернулась к актрисе. И потом ее буквально забросали ролями: Дуся Ошуркова в фильме «Екатерина Воронина», метростроевка в «Добровольцах», Степанида в «Отчем доме»…
Нонна Викторовна вспоминала, что в фильме «Добровольцы» она оказалась совершенно случайно:
«Встречаю я как-то в кинопавильоне режиссера Юру Егорова – давнего моего знакомого по ВГИКу. А он: «Нонна, выручи: надень брезентовую робу и иди в павильон. Там установлены декорации шахты метро. Сядь и пей молоко из бутылки. Больше от тебя ничего не требуется». Я – с удовольствием. Снималась сцена из будущего фильма «Добровольцы». Взяла бутылку с молоком и во весь голос, фальшивя, хотя со слухом у меня все в порядке, запела арию из «Кармен»: «У любви, как у пташки крылья». Что вы думаете? Эта маленькая работа была замечена зрителями… Вообще, в эпизоде, если есть актерская фантазия – можно сделать многое. Разве живописная миниатюра менее ценна, чем большое полотно?»

А после ручкой махнешь и в гостиницу…

Прошло еще два года после этого маленького эпизода и режиссер Ю.Егоров пригласил Нону Мордюкову уже на главную роль в свою картину «Простая история». А уже потом был «Отчий дом» Л. Кулиджанова, где она сыграла солдатскую вдову.
«Я очень хотела у Кулиджанова в «Отчем доме» играть. Пробы прошла, так мне эта роль нравилась — сил нет. А утверждали тогда не как теперь: целый худсовет сидел, три часа думал… Я сестре и говорю — она еще маленькая была, школьница: сходи помолись Николаю Угоднику, чтобы мне роль эту дали! Она тут же платочек повязала, побежала, свечку поставила, потом говорит: поставила, дадут тебе роль! Я уж и забыла про то, и тут говорят: утвердили. Я потом только узнала, что у Николая Угодника мать Нонной звали. Вот, наверное, он неверующей и помог…
Орудие производства для актера — это эмоции. Как, скажите, сыграть влюбленную пару, чтобы зритель плакал, если актеры ненавидят друг друга в жизни? И я влюблялась в своих партнеров на время съемки! А после ручкой махнешь и в гостиницу…

Она не старается быть народной – она просто такая

Позже, когда на экраны уже вышла знаменитая картина «Председатель» с М.Ульяновым и Н.Мордюковой в главных ролях, Михаил Ульянов скажет:
«Мое глубокое убеждение — Мордюкова большая драматическая, а может быть, и трагическая актриса. Впервые я встретился с Мордюковой на съемках фильма «Екатерина Воронина». Я был совсем новичком, она – уже знаменитой актрисой. Я, наверное, казался ей неповоротливым, а она мне – нетерпеливой. Позже в «Председателе» и «Простой истории» я понял, как мне повезло. Она сердцем, интуицией схватывала все на лету, задавала нужный тон, и тут же была готова к съемкам, рвалась играть. А я, как актер театральный, должен был все взвесить и продумать. Но она создавала ту правду взаимоотношений, без которой мне никогда бы не сыграть моего Егора Трубникова. Нонна Мордюкова – актриса, наделенная талантом, не так уж часто встречающимся, — народностью. Корни ее таланта уходят в русскую землю. Она не старается быть народной – она просто такая…»
Картина «Председатель» гремела по всей стране, а на Мордюкову опять свалилась слава. Но она отлично справилась со звездной болезнью и, скажем откровенно, никогда ею не болела: сильный характер и здесь проявился.

Я не знала, что ответить, и молчала, как баран

В компартию она так и не вступила.
«Как-то секретарь горкома партии говорит мне: «Нонна Викторовна! Вы должны вступить в партию», — рассказывает Нонна Викторовна, — Я не знала, что ответить, и молчала, как баран. Посмотрела в окно — листья с клена падали, дождь шел… Он мне опять вежливо: «Вы принадлежите народу — не себе». Я могла вступить в коммунисты еще тогда, когда поступила в институт кинематографии. Списки собирали, кто хочет подать заявление на испытательный срок. Но я воздержалась. Потому что унюхала, что как только увольнение, так приказ: коммунистов не трогать. Или, например, комната освобождалась, так ее в первую очередь давали коммунистам. Или же категорию актерскую повысить… И все лезли, лезли, продираясь сквозь колючую проволоку, только бы вступить в партию. А я сижу и думаю: а я не по коммунистическому билету, но выдвинусь в актрисы высшей категории. Я хотела своим трудом всего добиться. И выдвинулась!»

Прежде чем фильм вышел на экраны, прошло … двадцать лет

И вновь съемки в кино – на этот раз – знаменитый «Комиссар» у режиссера Александра Аскольдова по рассказу В. Гроссмана. Эта роль, пожалуй, одна из лучших ее работ. Если бы она сыграла только в этой ленте, то завоевала бы навсегда народную любовь, насколько ее комиссар Вавилова покорила зрителей. Но прежде чем фильм вышел на экраны, прошло … двадцать лет. Начальники от кино увидели в нем крамолу – слишком уж еврейская тематика была показана на экране.
Личная жизнь актрисы в то время не очень-то складывалась. Брак с Вячеславом Тихоновым оказался неудачным. Они прожили вместе тринадцать лет, а потом развелись. Любовь – особое чувство, о котором Нонна Викторовна не очень-то любит распространяться. И все же…
«Ой, любовь, любовь… Куда ж без нее? Женщина не может быть счастливой без своего единственного рядышком. Ради любимого мужчины на что только не пойдешь. В послевоенные времена все было в большом дефиците. Когда мы со Славкой Тихоновым встречались, я, бывало, лягу спать и думаю: вот бы сшить ему «на молнии» куртку из черного вельвета, как бы ему шло! Еле-еле через знакомых купила-таки отрез, и пошли мы со Славкой к портнихе. Тетка уперлась: «Мужчинам не шью». Но я ее умолила. И фасон нарисовала сама. Куртку она сшила, а воротник-то женский сделала! Даже фотография осталась.
На 3-м курсе мы со Славкой поженились. Комнату нам дали. О Тихонове мама говорила: «Ни в коем случае не уходи от него». Она видела в нем семьянина: все у него по правилам, все хорошо. Тихий такой. Я отвечала: «Мама, но мне скучно. Он неразговорчивый… Его надо нянчить, с ложечки кормить…» А она: «Это самый лучший отец». Может быть, мама была опытнее меня, понимала, что такие, как Тихонов, для семьи и нужны. Вот он построил двухэтажную дачу, безумно семью свою любит. И хозяин такой! Как только мама умерла, мы через пару дней после ее похорон со Славкой Тихоновым и расстались…
Что касается нашего неудачного супружества, то я коротко скажу: не подходили мы с ним друг другу. На поверку слишком разные наши натуры оказались – как будто нас занесло на одни квадратные метры с двух далеких планет…

Мужья мне все не те попадались

После того, как они развелись, Нона Викторовна больше официально в брак не вступала.
«Выходила я замуж, да только без загса, — рассказывала актриса. – Правда, неудачно. Мужья мне все не те попадались. Красивые были, как боги, но какие-то инфантильные, несостоявшиеся. У одного все пять лет нашей жизни пишущая машинка на одной странице была заправлена, другой чуть ли не каждый день присказку повторял: «Тебе хорошо, ты – известная артистка». Еще один роман продолжался пять лет. Избранник был — чистородным князем на восемь лет моложе меня, много читал, раскладывал пасьянс, хрипловатым голосом распевал романсы под гитару, но, конечно, нигде не работал. Не понимал, что надо на что-то покупать хлеб, делать ремонт, считал все это ерундой и безумно ревновал меня…»

Ты мой талисман, мое счастье, должна мне помочь

Работа всегда оставалась для актрисы единственной отрадой, любовью. В конце 60-х начале 70-х она снимается, в основном, в мелодрамах «Журавушка», «Молодые», «Возврата нет», «Семья Ивановых».
«Перед съемками многих моих кинокартин я начинала бумажки свои рыть, — рассказывает Нона Викторовна. — Очень часто в роли есть «дырки». Сценаристы всегда грешат. Так я на эти «дырки» делала заплатки эпизодами из жизни. Мы снимали картину «Журавушка», где Люся Чурсина играла главную роль, а я второстепенную. И так плохо был характер у моей героини выписан! Я вообще не хотела эту роль играть, но снимал картину мой друг Коля Москаленко. И он меня умолил со слезами: «Ты мой талисман, мое счастье, должна мне помочь».
Я опять погрузилась в свои бумаги. И пошло-поехало. Нюрка работает птичницей, ворует яйца. Дома кучу их наварит и загоняет в рот целиком яйцо. Ну что тут такого смешного? И тогда я придумала несколько «штрихов к портрету», например чернобурку. Там есть эпизод, где Нюрку арестовывают за воровство. Приехал милиционер на мотоцикле с коляской. Я приоделась — белые носки надела, туфли на каблуках, а в руках лисица-чернобурка. Ведь это интеллигентное дело — в город ехать. Хоть и в тюрьму, но все равно почетно!»

Ну, такую чепуху журналисты пишут!

В 72-м актриса снялась вместе с сыном в фильме «Русское поле». Ее героиня Феня Угрюмова, двадцать лет прожившая вместе с мужем, расстается с ним без единого упрека. А потом она теряет и единственного сына, который погиб на границе. Эта роль стала для актрисы пророческой. Есть такое поверье в актерской среде, что роли растворяются в тебе — ты поневоле примеряешь их на себя. В жизни Ноны Мордюковой вскоре произошла трагедия – скончался ее сын. Актриса тяжело пережила это и эта рана навсегда осталась в ее душе. И опять спасала работа – в ней она находила свою настоящую жизнь. Ее талант ценили многие режиссеры. И каждая ее роль становилась событием в отечественном кинематографе.
«Говорят, что последние 10–15 лет я отказываюсь от ролей, — вспоминала Нонна Викторовна. — Ну, такую чепуху журналисты пишут! Не буду лгать — я хотела бы сниматься. Вот у Володи Меньшова снялась в картине «Ширли-мырли». Эпизод вроде, но все равно с удовольствием работала.
Скучаешь по своей профессии. Мне безумно нравится сам процесс съемок, подготовка к роли. Пока сделаешь все, как надо. Но сейчас нет интересных предложений. Да и не может быть. Все сидят без работы. Вы поймите: каждый режиссер тоже тщеславие имеет. Хотел бы снять такой фильм, чтобы ого-го-го! А сценариев нету. Никто не знает, что писать.
У меня сейчас как у актрисы трудный переходный период. Быть просто бабушкой мне неинтересно. Всегда любовный лейтмотив украшал мои роли. Трудно представить, чтобы за мной в кино не плелся мужчина».

Пропащая это для меня роль!

У каждой актрисы есть роль — мечта. Была ли она у Мордюковой?
«Моя самая большая мечта в молодости была — сыграть Аксинью в «Тихом Доне». Пропащая это для меня роль! Элина Быстрицкая понравилась зрителям. Но многие другие актрисы мечтали сыграть Аксинью. Сколько заявок было! Но когда решит режиссер, то его ни танком, ничем не собьешь. Как еще Быстрицкая здоровается со мной, не знаю: я, как распалюсь, начинаю показывать, как она сыграла и как бы надо было сыграть. Например, показывать с экрана, как Аксинья с Григорием целуются, — нельзя, это неправильно. Целоваться на людях у казаков не принято. Это стыдно при посторонних делать».
Мордюкова никогда не просила для себя ролей. Считала: кто увидит в ней настоящую актрису – сам пригласит. Так оно и было. Несмотря на то, что по несколько лет ее никуда и не приглашали. Но судьба не могла обделить такой талант. По ее словам, за всю ее долгую жизнь в кино она сыграла всего семь-восемь стоящих персонажей. Здесь, можно с ней не согласиться, потому, что каждое ее появление на экране – выстраданная ею роль, а потому – незабываемая.
Гениальная артистка в последнее время мало снималась в кино. То ли кино не нуждалось в таких алмазах, то ли ее героини были слишком уж нетипичны для сегодняшних блокбастров. Но зрители не перестают ждать появления Нонны Мордюковой на экранах. Но и сегодня кассовый сбор от картины с участием этой прекрасной актрисы был бы обеспечен.
Мне, к счастью, удалось лично встретиться с Нонной Викторовной в ее небольшой трехкомнатной квартирке недалеко от метро «Молодежная». Она вместе с сестрой Натальей напоили меня чаем с печеньем. Нонна Викторовна подарила мне свою автобиографическую книгу с автографом и долго рассказывала о своей нелегкой актерской судьбе, да так искренне, будто я ее давнишний друг. «Она и в жизни огромный талант, — подумала я, — если так умеет разбередить душу. Правда, на прощанье она сказала: «Это все не для журналистов – это просто я вам рассказала о себе». Об этой встрече я часто вспоминаю и теперь. В отличие, кстати, от других актрис, она и не обмолвилась о гонораре или каком-нибудь вознаграждении. В этой широте натуры – она вся. Как жаль, что такие люди, актеры уходят. И остается от них лишь свет негаснущей звезды.

 

самойлова татьяна

Народная артистка России Татьяна Самойлова

 

ЛУЧШЕЙ АННЫ КАРЕНИНОЙ МИР ТАК И НЕ УВИДЕЛ

Ей стоя рукоплескал зал на ХI Международном Каннском кинофестивале в 1958 году, когда фильм «Летят журавли» завоевал Гран-при — «Золотую пальмовую ветвь». За лучшее исполнение женской роли ее получила студентка Щукинского театрального училища Татьяна Самойлова.
Героиня фильма знаменитого режиссера Михаила Калатозова — Вероника принесла советскому кинематографу мировую славу. «Девочка с лицом странной красоты и раскосыми глазами» — так окрестила ее тогда зарубежная пресса. Она стала живой легендой, символом нашей страны, актрисой, о которой мечтал Голливуд. Ее имя стало символом кинематографа ХХ века. На ее фильмы публика шла в 60—70-х годах, а гигантские афиши с ее изображением красовались на самых престижных международных кинофестивалях.
Ей предложили роль Анны Карениной в фильме, где она должна была сниматься вместе со знаменитым Жераром Филиппом. Но тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева сказала: «Какая Америка?! Татьяна Самойлова — советское достояние. У нас будет своя «Анна Каренина»!» Эта роль, в которой актриса снялась в фильме режиссера Александра Зархи, принесла ей головокружительный успех. Лучшей Анны Карениной мир так и не увидел.

Пока для вас ничего нет

Актриса снялась еще во многих фильмах: «Неотправленное письмо», «Леон Гаррос ищет друга», «Они шли на восток», «Альба Регия», «Бриллианты для диктатуры пролетариата» и других. Однако с некоторых пор кинематографическая удача от нее отвернулась. «Пока для вас ничего нет»,— отвечали ей годами на студиях на вопрос хоть о какой-либо работе.
В Театре киноактера, где она проработала около десяти лет, как и на других сценах для нее не находилось ролей. Легенда советского кино — народная артистка России Татьяна Евгеньевна Самойлова была почти забыта. Как это могло случиться? Кто в этом виноват? Актерская судьба-изменница? Растерявшийся талант? Время, которое диктует своих героев экрана и сцены?
С этими вопросами я отправилась к той, чье имя было символом кинематографа ХХ века, на чьи фильмы публика валила валом в 60—70-х годах, а гигантские афиши с ее изображением красовались на самых престижных международных кинофестивалях.
…Дверь небольшой квартирки дома в центре Москвы мне открыла миловидная женщина без всякого налета «звездности»:
« Зачем это я вам вдруг понадобилась?» — удивленно спросила Татьяна Евгеньевна.
Эти слова меня обескуражили. «Вдруг…» Действительно, как гремело это имя — и… годы забвения, жестокое слово «невостребованность». Как это страшно для таланта, да еще с мировой славой…
«Ну проходите, проходите», — пригласила она меня в комнату, увешанную ее фотопортретами в киноролях.
Я смотрела на немного уставшую женщину, сидевшую передо мной в кресле, а видела ту, что была изображена на застывших кадрах.
«Как я живу? — переспросила Татьяна Евгеньевна.— Как видите, тоскую по работе, которой для меня сегодня не находится. Театр Киноактера уже который год ремонтировался. В наш театр приходило очень много зрителей, меня отлично принимали, дарили цветы. А как актеру жить без сцены? Это ужасно! Я любила театр еще в институте, когда меня пригласили на роль Офелии в «Гамлете». Я мечтала о Малом театре — играть на сцене вместе с моим отцом, братом. Хотела работать у Татьяны Дорониной в ее театре. Она актриса большого репертуара. Я видела ее во многих постановках, но особенно она мне понравилась в спектакле «Да здравствует королева, виват!» Это было бесподобно. Я могла бы играть, режиссировать… Правда, не так давно я снялась в фильме «24 часа» у режиссера Александра Атанесяна, где я сыграла роль матери, которая не знает, что ее дети замешаны в преступлениях. Снимали этот коммерческий детектив долго и тяжело, но в результате фильм оказался слабым».
Чувствовалось, что Татьяне Евгеньевне не очень-то хочется говорить о дне сегодняшнем.
А другие режиссеры вас не приглашают? Тот же Никита Михалков, который на Московском международном кинофестивале вручил вам приз «Золотого орла» за выдающийся вклад в мировой кинематограф?
« Нет,— с привычной грустью ответила моя собеседница. За этим коротким, прозвучавшим почти как приговор, «нет» слышались отчаяние и надежда.
Татьяна Евгеньевна, но ведь актриса, наверное, не должна сидеть, сложа руки и ждать, когда же, наконец, раздастся звонок от режиссера. Понятно, в актерском мире — конкуренция огромная, и все же…
« Наша профессия, к сожалению, очень зависима от обстоятельств, режиссера, возраста, да и вообще от актерской судьбы. Я думаю, что во многом я стала жертвой интриг, закулисной борьбы, кинематографических козней.
Я очень люблю кино и считаю себя больше актрисой кинематографа, хотя с удовольствием работала бы и в театре. Но для меня, к сожалению, не появилось ни пьес, ни режиссеров. Иосиф Райхельгауз собирался дать мне роль в своем «Театре современной пьесы», но так и не собрался… Приходил ко мне сын Анатолия Эфроса, который ставил «Гамлета» и хотел, чтобы я играла у него роль королевы. Но опять-таки не сложилось… Один известный режиссер предложил мне за хорошие деньги сыграть старуху, обнажающую грудь в пьесе «Тихая любовь». Я отказалась, это не мое амплуа — оголяться за деньги. Может, это кого-то и устраивает, но только не меня».

Мне не хватило одного балла

Без чего актер, по-вашему, не может состояться?
« Без таланта, конечно, который от Бога. Без любви к своей профессии, без того самого актерского везения, которое так необходимо в нашей профессии.
Татьяна Евгеньевна, но у вас все это было, и, значит, вы — счастливый человек, состоявшийся в своей профессии, я бы даже сказала, схвативший жар-птицу?
« Да, конечно, мне в жизни очень повезло. Я снималась у великих мастеров — Михаила Калатозова, Сергея Урусевского, Александра Зархи. Сколько я получала писем от зрителей: «Мы любим тебя, и дай Бог тебе заниматься искусством — сниматься в кино, играть на сцене…» Но так ведь нет его сегодня, настоящего-то искусства. Вы посмотрите, что снимают, что ставят сегодня на сцене? Дешевку, что называется, на потребу публике, так называемые кассовые фильмы и спектакли, куда приходят не сопереживать, а развлечься, отдохнуть. А без искусства как жить? Это моя профессия, то, чему я молюсь.
Мне посчастливилось, что первым моим учителем был мой отец — народный артист СССР Евгений Самойлов. Я обожаю его не только как отца, но и как актера. Я взросла на его искусстве. Вместе со своими школьными подругами, а я училась в 124-й женской школе Советского района Москвы, мы каждую субботу и воскресенье ходили в Театр Маяковского. Там тогда работал мой отец, и мы смотрели спектакли с его участием: «Обыкновенный человек» Леонида Леонова, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, где он играл Олега Кошевого, «Как закалялась сталь» Николая Островского, где он исполнял роль Павла Корчагина, «На дне» Максима Горького в роли Васьки Пепла, «Таня» Алексея Арбузова и многие другие. Это были вехи папиного творчества. Конечно, любовь к искусству привил мне он. Я очень любила Горького, его «Песню о Соколе», «Песню о Буревестнике», Гоголя, Толстого. На школьных вечерах я читала стихи Лермонтова, Пушкина. Одноклассники меня спрашивали: «Тань, неужели артисткой будешь?» Я отвечала: «Да, хочу стать актрисой». Отец, конечно, сыграл колоссальную роль в выборе моей профессии. Моя мама не была актрисой, но в нашей семье ее очень почитали и любили, и можно сказать, что все держалось на ней.
В восемнадцать лет я окончила школу, а в девятнадцать была студенткой первого курса Щукинского театрального училища, который набирали замечательные педагоги Борис Ефимович Захава, Цецилия Львовна Мансурова, Владимир Иванович Москвин, Зоя Константиновна Бажанова. Все они были моими педагогами. Училась я хорошо, с отличными оценками».
Татьяна Евгеньевна, слава вашего отца помогала вам или мешала? Ведь не секрет, что детям больших актеров часто проложена дорога на сцену благодаря их знаменитым родителям. Сегодня мы это наблюдаем во многих театрах и в кино. Может, к вам также благосклонно отнеслись при поступлении в вуз?
«Отец, конечно, великий актер. Но я не чувствовала его славы на себе. Я на него смотрела как на талантливого актера, который стал для меня образцом актерского мастерства. Среди нас было много таких, кто поступил в театральное училище, уже окончив другой вуз — экономический, художественный. Я же поступила на первый курс так называемой вольнослушательницей, потому что у меня не хватило одного балла. Я была зачислена в училище на очное отделение только после того, как окончила первый курс. Ни о какой протекции не могло быть и речи».

Кино — это твоя судьба

Какие в то время у вас были творческие планы, надежды? Предполагали ли вы, что станете звездой кино, будете работать со знаменитыми режиссерами, сценаристами, операторами, актерами такими, как Михаил Калатозов, Сергей Урусевский, Александр Зархи, Иннокентием Смоктуновским, Евгением Урбанским, Алексеем Баталовым и другими?
«В театральном училище я для себя только открывала профессию. А тут — кино. Моими курсовыми работами стали фильмы «Мексиканец» и «Летят журавли».
Работать с Михаилом Калатозовым, Сергеем Урусевским было очень интересно. Михаил Константинович еще в начале съемок «Летят журавли» позвал меня в лабораторию и показал, как монтируется кино, накладывается звук. Он сказал: «Все это ты должна знать: что такое кино, как оно делается., и ты будешь в нем работать».
Роль Вероники в фильме «Летят журавли» — чем она для вас стала? Часто путают актера с его ролью. Что для вас Вероника — частица вас или все-таки сыгранная роль?
«Актриса всегда остается актрисой. И все, что она вкладывает в свою роль — свое сердце, дыхание, мечту, воображение, вымысел,— создает образ, в который зрители верят или не верят. В этом, наверное, и есть талант актера. Знаменитый режиссер Андрей Гончаров говорил, что актриса становится актрисой, когда она делает роль своей, проживает ее, воплощает этот образ, будь то на сцене или на экране. Конечно же, это достигается с помощью драматургического материала, режиссерской, операторской, актерской работы.
Не может актриса стать вдруг Вероникой из фильма «Летят журавли». Это неправда. На XII Международном кинофестивале в Москве журналисты меня спросили: «Вы первый раз поцеловались с Баталовым в фильме «Летят журавли»? Как вы к этому поцелую относитесь?» Я сказала: «Товарищи, я ведь актриса — я играю роль, и я должна была поцеловаться по сценарию». Это наша актерская работа. Видите, какие были времена — всерьез обсуждался самый невинный поцелуй».
Когда вам предложили роль Вероники в фильме «Летят журавли» — для вас это было неожиданностью?
«Конечно. На эту роль вначале пригласили известную в то время актрису Елену Добронравову, но потом выбор пал на меня».
Вы сразу согласились на съемки?
«Я прочла сценарий по пьесе Виктора Розова «Вечно живые», который мне очень понравился, и согласилась. Михаил Константинович Калатозов меня тут же вызвал на репетицию».
Режиссер подсказывал, как играть, или вы создавали образ самостоятельно?
«Он не учил, как играть. Мы работали вместе, фантазируя, импровизируя. Снимали по шестнадцать дублей. Моя Белка-Вероника очистила меня, поставила на ноги. Я очень люблю эту роль. Вероника одарена, хороша собой, но это, конечно, не я. Для меня она немного инфантильна. Я другая».
Говорят, что «Летят журавли» долго не принимало кинематографическое начальство — фильм критиковали на том основании, что Вероника в героини своего времени не годится…
«Я ничего такого не слышала. А вот на премьерах бывала и очень хорошо помню, как принимали зрители этот фильм. Вероника, может быть, и не героиня. Она просто человек, способный на ошибки, но духовно очень чистый».
Кто были вашими кумирами в то время?
«Мне очень повезло с актерами, с которыми я вместе снималась в кино, играла в театре. У меня не было особых кумиров среди актеров, потому что, когда фильм «Летят журавли» вышел на экраны, я сама была на вершине славы. Я очень люблю Алексея Баталова, который для меня был и педагогом, и режиссером, и большим другом. Он великий актер, прекрасный партнер, с которым легко общаться, интересно работать в кадре. Это человек, который не позирует на экране, чувствует партнера, ощущает его в диалоге, в движениях, в мысли».
Изменился ли нынешний зритель по сравнению с тем, кто впервые увидел и принял «Летят журавли»? Пошли бы на него люди сегодня?
«Конечно, пошли бы. Недаром просят почаще показывать его по телевидению, молодежь прекрасно принимает картину. Ведь настоящее кино не стареет и не умирает».

Не надо путать искусство и жизнь

А что вам больше всего запомнилось на съемках «Анны Карениной»?
«Я безумно волновалась, боялась войти в мир Толстого. И в то же время это было очень дорого и безумно интересно. Мы репетировали в подмосковном Переделкино. Там режиссер Александр Зархи писал сценарий вместе с Лилей Брик и Василием Катаняном. Мы много говорили о судьбе Анны Карениной. Я вновь и вновь перечитывала роман. Сохраняя суть произведения Толстого, мы в то же время пытались привнести в картину современное звучание».
Вронского играл Василий Лановой, который был вашим первым мужем. Не мешало ли это вам на съемочной площадке?
«Нет. Когда-то мы безумно любили друг друга. Но первая любовь иногда быстро проходит. От нее нужно было очнуться, встать на ноги и работать. Вообще, не надо путать искусство и жизнь».

Сегодня кино безгеройное

Что, по-вашему, сейчас происходит в современном российском кинематографе?
«Кино, по-моему, сегодня в упадке. Разрушен прокат. Правда, недавно я посмотрела очень хорошую картину «Война» Алексея Балабанова — о войне в Чечне. Кино, конечно же, останется. Но надо делать картины, которые были бы достойны человека, искать современного героя. А сегодня кино безгеройное. Вспомните фильмы Райзмана, Калатозова, Зархи, других режиссеров — это было великое кино именно потому, что в нем были личности».
Какие роли вам хотелось, но не удалось сыграть?
«Когда-то хотелось сыграть Лизу в «Дворянском гнезде» Тургенева, сняться в «Виринее», «Гадюке»… Но другие актрисы меня опережали. Сейчас грущу по искусству».
Если в свое время вы оказались бы в Голливуде, может, ваша жизнь сложилась бы по-другому?
«Что сейчас об этом говорить. Людям за все пережитое в последнее десятилетие в России нужно давать звание героев только за то, что они еще живут, общаются. Наша страна удивительная. Иногда я думаю, что ей необходимы Сталин, Брежнев… Нам нужен царь, управлять нами надо. Это ужасно, но это так».
Как складывалась личная жизнь актрисы в последние годы ее жизни?
«У меня сын, он медик, живет и работает во Франции. Я его очень люблю, очень скучаю по нему. Когда он приезжает, мы проводим чудесные дни вместе. Он приезжал на мой юбилей, который мы отмечали вместе с моими друзьями в Доме кино. Еще я пишу книгу о прожитом и пережитом. Мне есть о чем вспомнить, чем поделиться с читателями».
Сегодня об этой актрисе вспоминают как о символе отечественного кино 60-х. Время работало на нее – на экране хотели видеть романтику, веру в будущее, оптимизм. И такие актеры как Татьяна Самойлова дарили нам эту веру.

 

Алексей Баталов

Народный артист СССР Алексей Баталов

 

Я НЕ ОБОЛЬЩАЛСЯ НИ АКТЕРСКОЙ СУДЬБОЙ, НИ АПЛОДИСМЕНТАМИ

Имя этого артиста знает и любит не одно поколение зрителей и для каждого он — свой герой. «Дело Румянцева», «Дорогой мой человек», «Дама с собачкой», «Девять дней одного года», «Бег», «Большая семья», «Летят журавли», «Москва слезам не верит» и еще десятки фильмов с участием народного артиста СССР Алексея Баталова создали по сути свою историю отечественного кино.
Казалось бы, о нем уже много написано, а к его званиям трудно что-то добавить, но мы вновь открываем для себя Баталова, когда смотрим ленты с его участием. Мне не раз доводилось встречаться с Алексеем Владимировичем на различных творческих встречах, в Доме кино, пресс-конференциях и каждый раз зал затихал, когда артист говорил своим мягким, чуть приглушенным негромким голосом. Казалось, что это была встреча с человеком, которого ты давным-давно знаешь. Так было и на фестивале «Московская премьера».
На мой вопрос, каким бы вы хотели видеть сегодняшнее отечественное кино, Алексей Владимирович ответил: «Я отвечу коротко: русским».
За этим лаконичным ответом гордость за отечественное кино прошлых лет, великая школа русского кинематографа, талантливые актеры с мировыми именами, миллионный прокат, признание и любовь зрителей. И сегодня, когда отечественное кино возрождается, кому как не народному артисту Алексею Баталову судить об этом.

Впервые я вышел на сцену с подносиком

Начинался творческий путь Алексея Баталова непросто. «Первое детство», по словам Алексея Владимировича, закончилось в 1941 году. «Второе» началось в эвакуации в Бугульме в Татарии. В военное лихолетье он работал рабочим сцены. Потом был его первый выход на сцену: выступали перед ранеными в госпиталях, в промерзших залах, куда приходили зрители.
«Я впервые вышел на сцену с подносиком… – вспоминает Алексей Владимирович. — Я не обольщался ни актерской судьбой, ни аплодисментами. Что я буду в театре, не сомневался никогда, и что во МХАТе тоже. Но я понимал: или ты актер, или…»
В 45-м семья вернулась в Москву. Вскоре сыграл свою первую роль в фильме Лео Арнштама «Зоя», а после школы поступил в Школу-студию МХАТ.
Семья Баталовых была актерской. Его отец Владимир Баталов и мама Нина Ольшевская служили во МХАТе. Там же играли его дядя и тетя. Николай Баталов сыграл роль начальника трудовой колонии Сергеева в фильме «Путевка в жизнь». Когда Алексей поступил в Школу-студию МХАТ, это не стало ни для кого неожиданностью.
«У мамы и папы была комнатка во дворе МХАТа, где складывали декорации. На них, в буквальном смысле слова, я и вырос», — вспоминает Алексей Владимирович.
Когда его родители разошлись, мать Алексея вышла замуж за известного писателя Виктора Ардова.
«У нас в доме бывали многие известные люди, — вспоминает актер. — Мне было семь лет, когда к нам пришла Ан-на Андреевна Ахматова. Она приезжала в Москву и для нее освобождали мою комнату, в которой было шесть метров. Когда я ложился, то доставал ногами до противоположной стены, а она выглядела в этом закутке, как королева.
Мне всегда помогал пример бескомпромиссных людей, живших рядом. Как правило, они были небогаты, но компенсировали это духовными ценностями. Ахматова, Зощенко, Пастернак, Бродский — я знал этих людей, видел их жизнь.
Меня никто ничему специально не учил, не науськивал, правда, это и не требовалось. Я и без объяснений знал, что моя бабушка, главврач Владимирской больницы, никогда не была врагом народа, также как и дедушки, и дяди. Однако они сидели по 58-й статье, считались врагами народа, но что бы мне ни пытались вдолбить в школе пионерские или комсомольские начальники, я никого из родни не предал. Один родственник похоронен в братской могиле во Владимире, второй остался на лесоповале под Кандалакшей. Бабушка умерла, отсидев много лет за то, что была дворянкой».
К окончанию Школы-студии Алексей женился на девушке, с которой был знаком с детства. Вскоре у них родилась дочка Надежда.
Мечта Баталова по окончании студии попасть в труппу МХАТа не сбылась — его призвали в армию. Правда, служил он в Москве — его зачислили в труппу Центрального Театра Советской Армии.
«Мы круглые сутки охраняли театр, ремонтировали, делали декорации, — вспоминает Алексей Владимирович. — А играли мы в свободное от нарядов время в свое удовольствие».

Хочу сниматься

В 53-м его приняли в труппу МХАТ. В то же время он получил приглашение сняться в кино. В то время режиссер Иосиф Хейфиц задумал снимать фильм «Большая семья». Подбирал актеров на картину и вдруг увидел Алексея Баталова. Именно таким он представлял своего героя — рабочего Алексея Журбина. Режиссерская интуиция не обманула. После того как картина вышла на экраны, Алексея Ба-талова узнала вся страна. Потом был новый фильм того же режиссера «Дело Румянцева», где Баталов сыграл главную роль шофера Саши Румянцева.
В Ленинграде, где снималась картина, в то время гастролировал цирк. Алексей Баталов познакомился с молодой танцовщицей Гитаной Леонтенко. Начался бурный роман, которому было немало препятствий. Личная жизнь артистов всегда под прицелом публики. Это и многое другое осложняло отношения молодых.
В 1957 году на экраны вышел фильм «Летят журавли» режиссера Михаила Калатозова, в котором Баталов сыграл роль Бориса. Этот образ стал одним из лучших в его актерской биографии. Картина стала единственной игровой полнометражной советской лентой, получившей в Каннах в 1958 году «Золотую пальмовую ветвь». И в этом во многом была заслуга Алексея Баталова.
В конце 50-х актер вновь снимается у своего любимо-го режиссера И. Хейфица в фильмах «Дорогой мой человек» и «Дама с собачкой».
«Дама с собачкой» была для меня очень важна как поворот к настоящей актерской работе, — рассказывает Алексей Владимирович. — Просто потому, что я мхатовец, вырос там, и, конечно, надо было сыграть что-то из Чехова. Однако, если бы не Хейфиц, который дал мне роль Гурова, за что его очень осуждали, то не видать бы мне классических ролей как своих ушей».
После выхода фильма на экраны о Баталове заговори-ли как о большом психологическом, разностороннем актере. В 61-м на «Мосфильме» режиссер Михаил Ромм приступил к съемкам фильма «Девять дней одного года» об ученых физиках-атомщиках. На одну из главных ролей — молодого ученого Дмитрия Гусева, который получил смертельное облучение, должен был пробоваться Алексей Баталов. Автор сценария Даниил Храбровицкий вспоминал:
«Когда я пишу, всегда стараюсь представить себе глаза человека, который будет сниматься. Стараюсь писать на актера. Я имел в виду Баталова, которого очень любил еще со времен «Дела Румянцева» и за работу в прекрасной картине «Летят журавли». Мечтал о Баталове. Михаил Ильич Ромм видел Гусева совсем по-другому. Он говорил, что Баталов слишком статичен, что он какой-то заторможенный внешне. «Мне нужен, вы поймите, актер горячий, такой, в котором черт живет». Я стоял за Баталова. Но шансы у меня были не очень велики: Баталов болен, он не может сниматься, ему вреден свет. Кроме того, он уже долгое время живет в Крыму в Симферополе, лечится в глазной клинике. И все-таки сценарий мы Баталову послали».
Вместо ответа Баталов совершил невероятное. Он, заядлый автомобилист, на своем маленьком еще первого выпуска «москвичонке», сам за рулем маханул из Симферополя в Москву. Приехал прямо на киностудию «Мосфильм» и сказал: «Я хочу сниматься». — Отказать ему было нельзя».
Фильм «Девять дней одного года» вышел на экраны страны в 1962 году. Успех был ошеломляющий. А лучшим актером года в Советском Союзе был назван Алексей Баталов.
В начале 60-х устроилась и личная жизнь Алексея Владимировича- в 1963 году он женился на Гитане. На свадьбу в небольшую комнатку молодоженов на улице Горького пришло много гостей: актеры, художники, родите-ли молодых. Вскоре у счастливой пары родилась дочка Мария.

«Оскара» никак не ждали

В 79-м режиссер Владимир Меньшов снимает фильм «Москва слезам не верит». На роль Гоши пробовались многие популярные актеры, однако никто не подходил. Как-то режиссер смотрел по телевизору старый фильм «Дорогой мой человек» с Баталовым в главной роли и увидел в нем героя будущей ленты.
Алексей Баталов так вспоминает о своем решении сняться в этой роли: «Вот Гоша – все вроде с ним понятно: надо, чтобы у героини все кончилось хорошо. Но как только я прочитал, понял, что это не тот канонический, установленный государством рабочий, который уже сотни раз был на экране. Это совсем другой человек. Выйдет не выйдет — это второй вопрос, но это интересно делать».
Фильм «Москва слезам не верит» вышел на экраны страны в 1980 году и мгновенно покорил зрителей. А вскоре завоевал и «Оскара». Как вспоминал актер: «По Москве долго ходили упорные слухи, что это провокация. Не могли поверить, что американцы дадут «Оскара» не экранизации Достоевского или Пастернака, а классическому советскому фильму. Потом мне рассказывали, что тогда в Лос-Анджелесе за наградой вышел под хохот зала уполномоченный товарищ в наглухо застегнутом пиджаке».
В 94-м на фестивале «Созвездие» Алексей Баталов получил приз «За большой вклад в киноискусство». «Это была огромная радость, потому что признание своих для актера очень важно», — вспоминал он.
Сегодня Алексей Владимирович Баталов — профессор ВГИКа, у него много творческих встреч, он занимается общественной деятельностью. Свободного времени почти не остается.
«В свободные дни я просто отдыхаю, — рассказывает Алексей Владимирович. — А если настроение плохое или нервничаю, начинаю что-нибудь руками делать. Я ведь и механиком был, машину могу собрать и разобрать, рисовал, строгал. Сегодня жить гораздо интереснее — огромное количество новых книг, сведений, событий — другая жизнь. Надо дожить до старости, чтобы понять, как все тонко и взаимосвязано вокруг. Нельзя медлить с помощью, откладывать. Порой нужно так мало, чтобы свершилось невероятное. Самое главное происходит на человеческом уровне, а не на глобальном. Я каждый день должен сделать что-то конкретное, чтобы дома спокойно сесть в кресло и выпить чаю».
Почему в героев Баталова веришь, переживаешь вместе с ними, смеешься и грустишь? В чем его актерский талант? Наверное, в том, что в своих героях он находит свой неповторимый образ, а мы вновь встречаемся со своим любимым артистом.

 

 

strizhenov_medium

Народный артист СССР Олег Стриженов

 

МЕНЯ ЛЮБИЛИ С… НЕНАВИСТЬЮ

Слава этого артиста настолько велика, что в мировом кинематографе он занял свое почетное место, сыграв в более 30 фильмах, среди которых: «Сорок первый», «Хождение за три моря», «Капитанская дочка», «Северная повесть», «Белые ночи», «Пиковая дама», «Неподсуден», «Звезда пленительного счастья». В него были влюблены все женщины страны Советов и за ее пределами. Мне посчастливилось на одном из праздничных новогодних вечеров в Доме кино встретиться с этим актером и даже поднять бокал шампанского за его здоровье. Олег Александрович Стриженов, слава которого пронеслась по всему миру, показался мне человеком остроумным, открытым, ничуть не страдающим «звездной» болезнью. Конечно, много времени он уделить мне не мог, однако, эта встреча мне запомнилась надолго, хотя бы потому, что он один из моих любимых актеров. Я была очень рада, когда он подарил мне автограф, а уж о выпитом шампанском не говорю – оно было особенным – «от Стриженова».
Несмотря на то, что, казалось бы, все «звездные» роли были для него открыты, судьба актера складывалась по-разному и часто непредсказуемо. Может, в этом тоже было особое предначертание?

Уберите его — он кадр портит!

Всенародную любовь он завоевал за исполнение главной роли Артура в фильме «Овод», став на многие годы олицетворением романтического героя отечественного кино. Никто из других актеров, исполнявших эту роль после Олега Стриженова, так и не смог его превзойти.
А начиналось все не очень-то складно: с массовки. Режиссер кричал: «Это кто такой белобрысый сидит в кадре? Уберите его — он кадр портит!» Но зато потом актерская слава обрушилась на него с такой силой, что трудно было не заболеть «звездной» болезнью. Но талант Олега Стриженова смог преодолеть все сложности актерской судьбы и остаться самим собой.
Будущий романтический киногерой 60-х родился 10 августа 1929 года в Благовещенске на Амуре в семье военного. Его отец Александр Николаевич воевал в Красной Армии еще на фронтах гражданской войны. Мать Ксения воспитывала троих сыновей — Бориса, Глеба и Олега. Семья жила дружно и счастливо. В 30-е годы семья Стриженовых перебралась в Москву. Когда началась война, Олег и Глеб вместе с матерью остались в столице, а отец и старший брат Борис ушли на фронт. В одном из боев под Сталинградом Борис погиб. Тогда добровольцем на фронт решил пойти Глеб Стриженов. Однако воевать ему так и не пришлось: в первом же бою он был контужен, и его комиссовали.
Олег в те годы еще учился в средней школе и поражал учителей своей одаренностью: прекрасно читал стихи, прозу, рисовал, мечтая стать художником. После школы он поступил в художественное училище, заканчивает его и, все-таки, что-то толкает его на сцену.
Шел 1949-й послевоенный голодный год. Его брат Глеб решил стать актером и поступает в Школу-студию МХАТ и советует Олегу последовать его примеру. Тот некоторое время колебался, но вскоре подает документы в Театральное училище имени Б. Щукина при Театре имени Евг.Вахтангова.
Экзамены Олег сдал успешно и стал студентом знаменитой «Щуки». Студентом он играл самые разные роли: Емелю в водевиле «Простушка и воспитанная», Ромео в «Ромео и Джульетте», Самозванца в «Борисе Годунове», Жадова в «Доходном месте» и другие.
В 1953-м он заканчивает «Щуку» и получает распределение в Таллинский театр русской драмы. Ему дают главную роль Григория Незнамова в пьесе А. Островского «Без вины виноватые». Спектакль шел с оглушительным успехом, а об Олеге Стриженове заговорили как о восходящей театральной звезде. Для молодого актера открывалась счастливая театральная карьера.
Однако, этому не суждено было сбыться. В его судьбу вдруг вмешался Господин Счастливый Случай. Тот самый, который французский писатель Анатоль Франс окрестил псевдонимом Бога.
События тем временем разворачивались так, что Олегу Стриженову было их явно не предугадать. Его актерская киносудьба началась в 1951 году с непримечательного эпизода без слов в фильме «Спортивная честь». И, казалось бы, ничего не предвещало блистательной кинокарьеры., но…

Вряд ли я был бы французским Фанфан-Тюльпаном

В 1952 году известный кинорежиссер «Ленфильма» Александр Файнциммер решил экранизировать роман Э.-Л. Войнич «Овод». Для роли отважного Артура нужен был молодой героического плана актер. Помощники режиссера бросились на поиски героя-красавца. Чтобы найти артиста на роль Артура они объездили многие театральные училища страны, отсмотрев массу актеров, но все поиски были тщетны. Пришли они и в «Щуку» на спектакль «Ромео и Джульетта», где тогда, в начале 50-х, Ромео играл Олег Стриженов. Фотографию актера передали режиссеру будущей картины, но Александру Михайловичу Файнциммеру изображенный на ней актер не показался, а тем более на роль Артура.
Съемки «Овода» тем временем так и не начались — их перенесли на 1953 год. В то время Олег Стриженов уже работал в Таллинском театре русской драмы, а шум вокруг спектакля «Без вины виноватые» дошел и до режиссера будущей киноленты «Овода». Услышав о том, что в Таллине появился молодой талантливый актер, он поинтересовался кто он? Узнав, что речь идет об Олеге Стриженове, он вспомнил, что уже видел его фотографию. Удивившись такому совпадению, он решил пригласить молодого актера на «Ленфильм» для кинопроб на главную роль в своей будущей картине.
И вот артист мчится в Ленинград, мало надеясь на то, что счастье ему улыбнется, и его утвердят на главную роль.
Он приехал на пробы в своем привычном красном свитере и коричневых брюках, напоминая скорее мальчишку, чем отважного героя «Овода». Разглядеть в нем храброго красавца-Артура было довольно трудно и после первой же пробы многие посчитали, что юному Стриженову эта роль явно не по плечу, тем более, что многие из известных в то время актеров пробовались на роль Овода, среди которых были Сергей Бондарчук, Юрий Панич и другие.
Однако, непривыкший отступать Стриженов, решил не сдаваться и побороться за роль Артура. На пробах он был чрезвычайно собран, и от его мальчишества не осталось следа. Режиссер был поражен собранностью, талантом Олега Стриженова. После последних кинопроб все сомнения отпали. В марте 1954 года начались съемки фильма. В одно прекрасное утро Стриженов проснулся знаменитым. Театр был оставлен на двадцать с лишним лет.
Его участие в фильмах «обрекало» их на чрезвычайный успех. На «Пиковую даму», «Капитанскую дочку», «Белые ночи», «Северную повесть», «Хождение за три моря» зритель уже шел «на Стриженова».
В марте 1954 года начались съемки «Овода». Успех картины был ошеломляющий, а роль Артура принесла Олегу Стриженову опять-таки ошеломляющий успех.
Яркий дебют в кино принес нашему герою не только всенародную славу, но и страстную любовь. На съемках картины актер влюбился в исполнительницу роли Джемы — Марианну, женился на ней, и вскоре у них родилась дочь Наталья.
Свалившая на Олега Стриженова слава после фильма «Овод» заставила обратить на него внимание ведущих режиссеров страны. Владимир Каплуновский решает экранизировать рассказ Джека Лондона «Мексиканец» и приглашает на главную роль Стриженова. Фильм понравился зрителям, тем более в главном герое ленты они вновь встретились со своим любимцем. В это же время в 1955 году актер снимается у Григория Чухрая в «Сорок первом» – фильме, принесшим Олегу Стриженову еще большую славу, чем «Овод». В его главного героя – Говоруху-Отрока зритель настолько поверил, что никакого другого актера в этой роли уже не могли представить.
Однако история этой роли была непростая. Директор «Мосфильма» Иван Пырьев, который был в то время Бог и царь в советском кинематографе, настоятельно советовал Григорию Чухраю, чтобы тот взял на главного героя молодого Юрия Яковлева. Однако режиссер все-таки настоял на своем, и Олег Стриженов вновь стал героем экрана. «Сорок первый» вышел на экраны страны осенью 1956-го и завоевал триумфальный успех. Картина получила приз на кинофестивале в Каннах, а слава, обрушившаяся на Олега Стриженова, была настолько велика, что предложений сниматься было хоть отбавляй.
Его стали называть русским Жераром Филипом, сравнивая с великим французским актером мирового кино. Олега Стриженова часто спрашивали, как он относится к тому, что его называли русским Жераром Филипом?
«Актеров не надо сравнивать, — отвечал Олег Александрович. — Это типично русское. Нигде ни в Италии, ни во Франции никто не скажет, что наш Ален Делон похож на вашего. Это сравнение мне не льстит, я сам по себе. Вряд ли я был бы французским Фанфан-Тюльпаном. Но, может быть, был бы лучшим князем Мышкиным и Игроком, потому что это — наш материал».
Действительно, все его роли были настолько знаковыми, зрители настолько ему верили, что среди героев-романтиков шестидесятых вряд ли кого можно было сравнить по силе актерского мастерства с Олегом Стриженовым.
Потом было еще много фильмов, история создания которых заслуживает не одной главы книги об этом прекрасном актере: «Хождение за три моря», «Капитанская дочка», «Белые ночи», «Пиковая дама», «Дуэль», «Оптимистическая трагедия», «Неподсуден», «Миссия в Кабуле», «Звезда пленительного счастья», «Последняя жертва», «Юность Петра» и многие другие. Он запоминался зрителям не только своей уникальной красотой, но, прежде всего, талантом. И в то же время он всегда оставался в искусстве самим собой, не признавая фальши, и сам решал, что и как ему играть.

История роли Андрея Болконского складывалась почти мистически

Но не все так гладко складывалось у артиста Олега Стриженова, как это может показаться на первый взгляд. Фильмов с его участием могло бы быть гораздо больше, если бы… не такой сложный характер актера. Часто, во время съемок его отношения с режиссерами портились по каким-либо причинам, и роль доставалась другому. Он был чрезвычайно требователен к себе и другим.
Так произошло на съемках «Войны и мира». В 1962 году Сергей Бондарчук решил снимать свою знаменитую киноэпопею. История роли Андрея Болконского в этом фильме складывалась почти мистически… Но, к сожалению, так и не досталась Стриженову. Хотя, измени немного актер свой характер, и мы узнали бы великолепного, неповторимого князя Андрея.
Сам Олег Александрович рассказывает об этом так:
«Я Бондарчука подвел, послал его перед самой съемкой. За что? За то, что меня никогда не пробовали! Режиссер просто обязан знать, кто ему нужен на главную роль. И уважать актера обязан. Такой великий человек, как Пырьев, не гнушался подойти к артисту и сказать: «Я знаю, ты сейчас свободен. И нужен мне. Хочешь у меня сыграть?» И никаких проб — такой это был художник!
Бондарчуку я решил напомнить, что мы оба артисты, друзья, и — на равных! Да ведь он мне год голову морочил. Предложил роль Долохова, я согласился, а он тем временем на роль Болконского пробовал всю страну, ко всеобщему удивлению, не предлагая ее только мне. А я же — Лев, я же гордый! Я ждал звонка и думал: «Эх, Серега, — царствие ему небесное! — как же ты роли распределяешь? Какая из твоей жены Элен?» И когда звонок раздался: «Старик, нет Болконского!..», — я выдвинул Бондарчуку условия. Первое. Я слышал, говорю, что ты пробы актерские взаперти с женой смотришь, и никто другой их не видит. Так вот, ты мне покажешь все пробы, все, что наснимал. А во-вторых, в моих пробах ты сам мне будешь подыгрывать. Ну, а третье условие я тебе потом скажу, когда результат увижу.
Договорились. Я отсмотрел все пробы, прохохотал: «Боже, бедный Толстой!» И с упоением отыграл в своих пробах. Мой Андрей не был «остолбеневшим князем», как потом о Тихонове писали. Он был разным, живым. И когда Бондарчук это признал, тут-то я ему и объявил о своем третьем условии: у тебя, как у режиссера, я играть никогда не буду!

Почему вы не хотите играть любимый образ нашей молодежи?!

Что тут началось! Ведь газеты и журналы уже дали анонсы. Кто меня только не уговаривал! Но самое интересное продолжение эта история получила у Фурцевой. Однажды я сплю, окна зашторены, и тут звонок: «Это Фурцева!» — кокетливым тоном. А я спросонья не пойму: день или ночь? И решил, что это кто-то из девочек киношных решил меня разыграть. И понес на нее чуть ли не на нашем фольклоре. А потом бросил трубку. Она перезванивает. Слышу, в голосе низы появились: «Олег Александрович, это действительно Екатерина Алексеевна говорит…» Короче, через пару часов я был у дверей ее кабинета.
По коридору туда-сюда ходит Бондарчук. Только я подумал: «Вот, может, мы сейчас с ним поговорим, и я его прощу». А тут секретарша Фурцевой меня к ней на ковер вызывает. За столом — целая коллегия: от Сергея Герасимова до чиновников всяких. Ну, ясно: на испуг будут брать. Но я же — Лев! Никого не боюсь… И вдруг слышу из уст Фурцевой гневное: «Я не понимаю, почему вы не хотите играть любимый образ нашей молодежи?!» А я и говорю: «Екатерина Алексеевна, я окончил два учебных заведения — художественное училище и театральное. И только и слышал, что у нашей молодежи всего два любимых героя: Овод и Павка Корчагин. А вот то, что князь Андрэ стал любимым образом молодежи, я впервые от вас слышу. Но не печалюсь, ведь Овода я сыграл».
Герасимов, сидевший напротив меня, просто заплясал на стуле и с хохотом выбежал из кабинета. А Фурцева многозначительно стала расспрашивать, как я живу. Попроси я тогда орден, звание, другую квартиру — уверен, дали бы. Но я ответил, что живу, мол, себе потихонечку, чего и всем желаю!»
Так и закончилась эта нелепая история с несыгранной ролью князя Андрея в «Войне и мире» С. Бондарчука.

Был даже приказ, запрещающий его снимать

Олега Стриженова часто спрашивают, не жалеет ли он, что не сыграл Алешу Скворцова в «Балладе о солдате» у Чухрая и Андрея Болконского в «Войне и мире» у Бондарчука?
Он отвечает:
«В «Балладе о солдате» я начал уже сниматься. Моей партнершей была утверждена Лиля Алешникова. Но на съемках одного из эпизодов режиссер Григорий Чухрай получил тяжелейшую травму. Картину законсервировали. В то время мне предложили роль Мечтателя в экранизации «Белых ночей» Достоевского у режиссера Ивана Пырьева. Я, конечно, согласился. В разгар съемок Чухрай вновь обратился к съемкам «Баллады…», но я был к тому времени занят. Я не жалею. Сыграть у великого Пырьева героя Достоевского — это многого стоит.
В случае с «Войной и миром» меня возмутила министр культуры Фурцева. Меня просто заставляли играть роль князя Андрея. Она на коллегии вопрошала, почему я не хочу браться за роль кумира нашей молодежи? Меня возмутило, что люди, ничего не понимающие в искусстве, лезут, поучают, советуют.
Я играл то, что подсказывало мне сердце, душа, как сам любил Родину, и хотел эту любовь передать зрителям. Я нашел себя в исторических персонажах и классических образах. А меня критиковали, что я не играю простых советских людей. Я играл благородных, интересных русских людей, которые в истории кино остались. А вот тех простых советских людей, за которые ратовала в свое время министр культуры, осталось в истории единицы».
После долгого перерыва в 1967 году Стриженов возвращается на театральную сцену — в труппу МХАТа. Меняется и его личная жизнь — он влюбляется в актрису по имени Любовь, которая вскоре становится его второй женой. Вскоре у них рождается сын Александр.
В 1970-м году на экраны выходит фильм Владимира Краснопольского и Валерия Ускова «Неподсуден», в котором Олег Стриженов сыграл главную роль летчика Егорова.
Как проходили съемки этой картины вспоминают сами режиссеры.
«Когда мы приглашали на картину Олега Стриженова, у него уже был конфликт с Госкино, был даже приказ, запрещающий его снимать, — вспоминает Валерий Усков. — Он сорвал несколько картин. Он мог плюнуть и уйти со съемок. Очень крутой человек. Потом мы его поняли. Дело не в его нервном характере, а в том, что он страшно не любил халтуру. Как только он чувствовал режиссерскую немощь или убогость замысла, он говорил: «Jamais». И уходил. Для него важно, чтобы ему было интересно работать. Если этого не случалось, он сразу становился скучным, грустным и грубым.
Он помнит, на какой ноте закончил сцену: картина через месяц снимается, и он тут же подхватывает тот же уровень темперамента… Когда он надевал костюм летчика и выходил из костюмерной, все затихали. Он был настоящий герой-любовник. Умел любить, умел смотреть, умел слушать.
Однажды он устроил скандал в костюмерной из-за того, что художник по костюмам после длительного перерыва в съемках дала ему не ту рубашку, а он — профессионал, он помнит, какая у него была рубашка», — вспоминает Владимир Краснопольский.

Нам сейчас показывают много дряни!

В фильме Петра Тодоровского «Последняя жертва» Олег Стриженов блистательно сыграл роль Вадима Дульчина. И здесь, на съемках картины он встречает свою новую любовь — актрису Лионеллу Скирду-Пырьеву. Сегодня они живут вместе с Олегом Александровичем уже долгие годы. А о тех первых минутах их знакомства актриса вспоминает:
«Мы уже двадцать восемь лет в браке со штампом! А вообще… Начался наш роман еще в 1962-м. Но тогда мы с Олегом расстались, потому что были молодые, горячие, ведомые страстью, романтикой, но и чувством долга. У Олега была семья, ребенок маленький. Вот и решили: раз вместе нельзя, рубить — так под корень. А через 14 лет Петр Тодоровский, пригласив сниматься, свел нас на счастье. Однажды я приехала на озвучивание, и в студию вошел Олег. И в присутствии директора, Петра, короче, при всех, кто там был, публично, с порога сделал мне предложение. Так просто: «Выходи за меня замуж». И я немедленно согласилась».
В своей книге «Исповедь» Олег Стриженов вспоминает свое письмо к жене Лионелле Пырьевой: «Я всегда любил тебя. Ты постоянно жила во мне на протяжении всей моей жизни. Ты — мой маяк, который светил мне всегда и вел меня по дороге любви. А без любви все — пусто и теряет всякий смысл».
Все свое свободное время Олег Александрович Стриженов отдает живописи. Он с горечью говорит:
«Недавно я прошел по «Мосфильму»: гримерный цех уничтожен, в павильоне, где я снимался, склад коробок с итальянской лапшой. Людей, составляющих гордость нашего искусства, забыли. Мне не прислали даже билета на открытие последнего кинофестиваля. Этот билет мне что — по рангу не положен? Я, конечно, могу и без билета пройти, но я хочу — под руку с женой, и сказать: «Меня пригласили». Раз такое отношение, буду продолжать писать картины маслом, а с кино — все!
Я не пойду в современные кинотеатры, потому что мне это неинтересно. Потому что очень много с юности изучал американское кино: поколение Марлон Брандо и компания, Грегори Пек, Мэрилин Монро… Но ведь нам сейчас показывают много дряни! Параша, в общем-то. У нас лучше артисты. Были и есть. У нас и школа лучше. Поэтому ходить на все эти «Матрицы» мне смешно. Я вот пошел один раз с сыном. Он меня затащил с внучками посмотреть последнего Джеймса Бонда. Ну, устал я безумно! Я был оглушен. Зальчики сейчас небольшие, а звуки эти — на затылке, в ушах, из-под сиденья. Устал от пустоты, от плохих артистов, от темноты, от мельканий.
Это не искусство, это плохо, товарищи. Было-то лучше! А у нас особенно было лучше. Потому что мы были глубже, тоньше, интереснее, невзирая на всю эту цензуру. К нам уважительно относились. А теперь нет. Сейчас на Каннский фестиваль попадают за какие-то свои деньги. Продюсерчики, какие-то спонсорочки. А я, если и был там, то, как представитель Советского Союза. Я встречал Жана Кокто, Жоржа Сименона, Марлен Дитрих… Мы видели эти кресла и залы, когда все еще под стол ходили. Поэтому нам шнырять по этим кинозалам незачем.

Я, как говорят в Одессе, «смеюсь вам в лицо»

Сегодня в американском кино мало хороших артистов. Наша актерская школа намного лучше. А талантливые Николсон, Де Ниро, Хофман — они ученики нашего гениального артиста Михаила Чехова.
Олег Стриженов как-то сказал о себе:
«Меня любили с… ненавистью. Я не был поточным актером, который все строгает и строгает. Нет, извините. Я считал, что если один фильм в год сделан для славы, а я привык к успеху, к громким премьерам, то это шикарная жизнь, творческая. И когда мне какой-нибудь актер заявляет: «У меня 120 ролей», то я, как говорят в Одессе, «смеюсь вам в лицо». Для меня это не артист. Да и вообще никаких артистов кино нет. Есть просто Артист. Я — Артист, есть на мне какая-то печать, и никуда от этого не денешься. Я знаю, что такое занятый артист — это когда пашешь 60 часов в сутки.
Существует ли искусство кино? Только, когда оно в руках талантливого человека и настоящего режиссера. Все остальное — это пошлятина, серятина, ремесленничество, склейка целлулоида. Где вы найдете 120, я не говорю великих, просто приличных грамотных режиссеров? В основном это темные люди.
Для меня настоящий режиссер — это педагог, учитель, философ, умница, эрудит. Плюс талант от Бога. Но таких же нет. Исключение — Иван Пырьев и Сергей Герасимов. А в чем сейчас сниматься? Про что? Вы знаете, какая у нас страна? Вы знаете, какой у нас строй? Я не знаю. Ну и про что я должен тогда играть? Классику не могут снимать. Денег не достать. А то звонят, дребезжащим противным голосом: «Вот сценарий у нас есть, только денег очень мало». Я говорю: «Ну, нет денег, так не снимайте».
Я терпеть не могу процесс кино. Это же очень скучно. Люди добрые отдыхают или делают что-то полезное, а ты загримированный сидишь и часами ждешь, пока там свет поставят или декорацию до ума доведут…
В актеры-то я шел драматические, я не вгиковец. Я тринадцать лет вел репертуар МХАТа. Это было событие: МХАТ пригласил провинциального актера — я тогда работал в Таллине. Представляете, на «Без вины виноватые» с Тарасовой, Грибовым, Массальским народ не ходил! Тогда Павел Марков сказал Тарасовой, что он видел Незнамова-Стриженова в Таллине.
На сцене тогда были великие старики. Но только у меня преимущество — я был молодой.
Для меня никогда не было никаких авторитетов и трепета ни перед кем. Никогда. Я сразу сказал: я пришел в ваш театр. И ничего проходного — польские декады, болгарские — играть не буду, только то, что сам отберу в репертуаре».
Олег Стриженов – сложная личность, как, впрочем, и все талантливые, неординарные люди – со своим мнением, даже самомнением, своими оценками и взглядами на профессию, жизнь. Главное в его актерской судьбе, как он сам говорит о себе, что он никогда «не был поточным актером, который все строгает и строгает». А роли, которые давно уже стали достоянием большого советского кино, давно заняли почетное место в золотой коллекции мирового кинематографа.

 

макарова инна

Народная артистка СССР Инна Макарова

 

ЗА УСПЕХ В КИНО ПРИХОДИЛОСЬ ГОРЬКО РАСПЛАЧИВАТЬСЯ

Актеры бывают талантливые, знаменитые, популярные, а бывают – любимые. Народная артистка СССР Инна Макарова потому и носит звание народной, что зрители любят ее героинь, верят им. Не так давно в Доме кино проходил юбилейный вечер актрисы. Народу собралось столько, что позавидовала бы любая голливудская звезда. А Инна Владимировна вспоминала со сцены, как все начиналось, что благодарна судьбе за ту актерскую удачу, которая не покидала ее даже в самые нелегкие времена.
Бывает же такое: платье, в котором бесстрашная Любка Шевцова из «Молодой гвардии» исполняла свой искрометный танец перед немецкими оккупантами, принадлежало … звезде экрана Марике Рокк – героини фильма «Девушка моей мечты». Оно попало на «Мосфильм» вместе с другими трофеями, вывезенными после войны нашими войсками из Германии. А утвержденная после первой же пробы на роль Любки тогда еще студентка ВГИКа Инна Макарова блистала в нем, если не лучше, то уж точно не менее самой кинодивы. Да и сама роль в ленте Сергея Герасимова в миг сделал доселе никому неизвестную молоденькую артистку в героиню экрана 50-х прошлого столетия.
Зрители видят любимых героев на экране, сцене и, подчас, забывают, что перед ними артист. Так случилось и с Инной Макаровой, которая на долгие годы превратилась в народе в Любку Шевцову.

Я не знаю, какая была Кармен, но что это Любка Шевцова, я уверен

«Выросла я в Новосибирске, жила наша семья в так называемом писательском доме, мои папа и мама были литераторами, — вспоминала актриса. — Папа, Владимир Степанович Макаров, был писателем. Я до сих пор храню его книжечку с факсимиле Максима Горького. Мама, Анна Ивановна Герман до войны заочно закончила Литинститут. Написала роман «Возвращение», работала завлитом в ТЮЗе, потом в знаменитом сибирском театре «Красный факел». Мой дедушка — Иоганн, но все его звали Иваном Михайлович был ссыльным поляком, я долгое время не знала, что он мой родной дедушка, от меня это скрывали. Там была целая группа ссыльных поляков — попали в Сибирь за восстание, а мой дедушка участвовал в нем. В Сибири он повстречал мою бабушку, которая была переселенкой из-под Бронниц, и, чтобы жениться, принял православие, на этом настоял священник. Жили они в городе Тайга Кемеровской области, где я и родилась.
Увезли меня из Тайги в раннем детстве, поэтому я мало что помню. Но не так давно я вновь побывала на родине. С концертами объездила все кузбасские города, попала в Тайгу. Дед был достаточно образованным, корни его родословной, рассказывали мне, уходят в Австрию. В доме дедушки было много вещей, выписанных из Варшавы, — зингеровская машинка, рожок для обуви…
В тот первый приезд в Тайгу немногое смогла увидеть, поэтому приехала еще раз одна. Потом мы отправились в Мариинск, где жил мой дедушка – гармонный мастер и куда меня маленькой привозили на лето. Как-то в Мариинске мы искали дедушкин дом. Я не помнила ни названия улицы, ни номера дома, но знала точно, как туда идти. И вот идем по улице, а нашего дома все нет. Меня уже торопят: скорее на концерт! Чувствую, что мы почти у цели, но программу выполнять надо. И, когда уже шла на сцену, прибежали мои сопровождающие и говорят: нашли! После концерта мы поехали к дому — стоит как новенький, хозяин его отреставрировал, подновил, и все кругом подтвердили: «Да, здесь жил гармонный мастер».
Именно в Мариинске на высоком крыльце дедушкиного дома я дала первое представление».
В школе, где училась будущая актриса, был драматический кружок. И первую роль, которую сыграла будущая актриса, стала роль… без слов — поповны в сказке Пушкина «О попе и работнике его Балде». Театр все больше захватывал девочку, и она поступила в драмкружок в Доме художественного воспитания детей. Отсюда, по сути, и началась творческая карьера будущей звезды отечественного кинематографа.
«Потом была война, — рассказывала Инна Владимировна. — В Новосибирск эвакуировали из Ленинграда «Александринку», Пушкинский театр, филармонию и ТЮЗ. Я ходила на все представления. Занималась в драмкружке, и мы ездили со спектаклями по госпиталям. Вот я и выбрала профессию актрисы.
Шла война, 43-й год, поэтому экзамены во ВГИК я поехала сдавать в Алма-Ату, куда был эвакуирован институт. С трудом добралась из Новосибирска в Казахстан. Я приехала за месяц до начала экзаменов. На предварительное прослушивание пришли видные кинорежиссеры, актеры. За экзаменационным столом сидели Рошаль, Бибиков, Пыжова. Репертуар для прослушивания был большой: «Песня о соколе», монолог Сони из «Дяди Вани», монолог Лауренсии из «Овечьего источника»». Потом комиссия попросила меня спеть, представив себя знаменитой французской певицей. Я сослалась на то, что петь, как настоящая певица я не могу, но комиссия настояла, что будет аплодировать мне как великой шансонье. Ничего не оставалось делать, как набраться мужества, подготовиться за дверью и под гром оваций вновь войти в аудиторию. И тут я вдруг во весь голос запела … о Сибири, о тайге. Комиссия не могла удержаться от хохота, а я стала студенткой ВГИКа и к тому же попала на курс к Сергею Апполлинарьевичу Герасимову. И это было для меня великим счастьем».
Уже после первого семестра был огромный отсев — из пятидесяти студентов осталась только половина. Закончили курс тринадцать человек — Сергей Бондарчук, Глеб Романов, Клара Лучко, Людмила Шагалова, Евгений Моргунов и, конечно же, Инна Макарова.
Студенты ставили отрывки из пьес. Выбрали сцену из спектакля «Кармен» и остановилась на студентке Инне Макаровой. Постановка вышла в театре «Киноактера». Впервые тогда пришел на спектакль Сергей Бондарчук, а потом и сам автор «Молодой гвардии» Александр Фадеев. Когда он увидел в роли Кармен Инну Макарову с ее огненным танцем и искрящимся темпераментом, он воскликнул: «Я не знаю какая была Кармен, но что это – Любка Шевцова, я уверен».
Действительно, роль Любки Шевцовой была словно создана для этой актрисы – экспансивной, темпераментной, умной. Ей удавалось все: петь, танцевать, играть сцены бесшабашно веселые и остродраматические. Словом, это была настоящая Любка-артистка.

Жители города в ужасе шарахались от них…

Потом начались съемки «Молодой гвардии». «Это было незабываемое время, — вспоминала Народная артистка СССР Татьяна Лиознова, которая была помощником Сергея Герасимова на этой картине. — Наша первая партия вылетела на грузовом самолете в Краснодон, чтобы подготовиться к приезду основной съемочной группы. Расположились мы в холле той гостиницы, где во время войны жили немцы. Наши артисты, одетые в немецкую форму, разгуливали по улицам Краснодона, а жители города, не догадываясь, что снимается кино, в ужасе шарахались от них, насколько съемки были достоверны.
Мы подружились с родителями молодогвардейского подполья. Я, молодой режиссер, была потрясена как Сергей Герасимов снимал этот фильм – на моих глазах рождалось великое кино. С каким трудом целых три дня мы выстраивали, репетировали сцену входа немцев в село. Люди, собиравшиеся возле нашей съемочной площадки, настолько переживали все происходящее на ней, что плакали, когда мы снимали сцену казни молодогвардейцев. А к нашей съемочной группе относились так, будто мы их дети».
Первую серию «Молодой гвардии» показали Сталину. Он сказал: «Провала взрослого подполья в фильме не должно быть, так же как и беспорядочного, панического отступления наших — отступали только «планомерно и на заранее подготовленные позиции». А это означало, что две сцены, в том числе и с участием Шевцовой-Макаровой, вырезали из картины.
Сергей Герасимов говорил, что Инна Макарова одна из любимых его учениц, она вдумчиво и внимательно относится к жизни, а это для артиста главное. Человек она темпераментный, у нее мгновенная реакция актера, и роль Любки Шевцовой была очень близка ей по духу. Она ее сыграла так естественно, что в сознании миллионов зрителей облик Любки навсегда соединился с Инной Макаровой. За исполнение этой роли в фильме «Молодая гвардия» Инну Макарову, совсем молодую тогда актрису, удостоили Сталинской премии. В 1948 году Инна Макарова окончила ВГИК. Многие театры приглашали ее, но она предпочла кино.
После премьеры «Молодой гвардии» на актрису обрушилась слава: рецензии в «Правде» и «Известиях», портрет на обложке «Огонька», Публика ломилась на фильм. На показе второй серии ленты, на которой плакали даже мужчины, за Макаровой толпами ходили девочки-школьницы. Ее приглашали на выступления и концерты.
Картина «Молодая гвардия» подарила Инне Макаровой не только известность. Во время съемок она вышла замуж за Сергея Бондарчука, тогда еще студента, только что вернувшегося с фронта. На деньги за картину они купили электрический утюг за девяносто рублей, две вилки и нож из нержавеющей стали.
Спустя сорок с небольшим лет в 1985 году Инне Макаровой присвоили звание Народной артистки СССР. А ее педагог Сергей Герасимов вместе с женой Тамарой Макаровой пришли в гости к нашей героине поздравить с присвоением этого почетного звания.
«Мы сидели, слушали музыку, вспоминали прежние времена», — рассказывала актриса.

За успех она расплачивалась завистью к себе

Огромная актерская жизнь, а за ней – роли, роли… В 1951 году Сергей Герасимов вновь пригласил Инну Макарову в свою картину. В драме «Сельский врач» она снялась в роли выпускницы медицинского института Татьяны Казаковой, которая приезжает по распределению в село Горячие Ключи, где ей приходится доказывать свою профпригодность. Затем роль в драме Всеволода Пудовкина «Возвращение Василия Бортникова» и роль Ноны в криминальной драме Иосифа Хейфица «Дело Румянцева».
В 60-е годы она снялась в роли Нади в комедии Юрия Чулюкина «Девчата», комедии Константина Воинова «Женитьба Бальзаминова», мелодраме Павла Любимова «Женщины», драме Льва Кулиджанова «Преступление и наказание» и других фильмах.
«Мне посчастливилось работать со многими выдающимися режиссерами, в том числе и с Всеволодом Пудовкиным на фильме «Возвращение Василия Бортникова». Это был человек огромной культуры и эрудиции и мне, как актрисе было чрезвычайно интересно с ним работать».
Специально для нее и Алексея Баталова писатель Юрий Герман написал сценарий фильма «Дорогой мой человек», в котором она сыграла одну из лучших своих ролей – геолога Варю. Кинокартина «Высота», которая вышла на экраны в 1957 году, где Инна Макарова сыграла Катю, с восторгом встретили зрители. Она сыграла там вместе с прекрасным актером Николаем Рыбниковым и на Х Международном кинофестивале в Карловых Варах «Высота» получила главную премию – «Хрустальный глобус». Среди других ее замечательных работ — Нонна в фильме «Дело Румянцева», Надя в «Девчатах», Мария в «Русском поле», Дуська в «Женщинах» и многие другие.
— Знаете, в каком фильме Вы мне больше всего понравились? — спросил ее как-то великий пианист Святослав Рихтер.
— В картине «Дорогой мой человек»? – уточнила Инна Владимировна.
— Нет, больше – в фильме «Женщины», — ответил он.
Действительно, и сегодня, когда по телевидению идет этот фильм, любят и сочувствуют больше всего ее Дуське, насколько правдивый образ создала актриса. Она даже победила в конкурсе на лучшую походку актрисы, выиграв его в картине «Женщины» у самой Софи Лорен.

Ну, Инна, наконец, мы нашли роль для тебя

Не раз Инну Владимировну спрашивали: считает ли она себя кинозвездой?
«Конечно, нет, — отвечала актриса. — Для этого нужен другой уровень рекламы, подачи актрисы. Это сейчас «делают» звезд. А раньше все было очень регламентировано. От нас требовали не высовываться, быть скромнее. Да и каких актеров можно назвать звездами? Что такое звезда? Может быть поп-звезда, рок-звезда! Но я — актриса. Я воспитана на нашей театральной культуре и люблю ее.
У каждого времени в кино есть своя мода, в том числе и на актерскую внешность. Было это, понятно, и теперь уже в далекой середине прошлого века. Тогда на актеров набирали девушек задорных, с оптимистичной внешностью, как сегодня сказали бы «зажигающей» — истинных борцов за светлое будущее. Такими были Марина Ладынина, Любовь Орлова, Нонна Мордюкова, Татьяна Конюхова, Надежда Румянцева и многие другие актрисы. Тургеневские девушки тогда были явно не в моде. Инна Макарова была яркой, задорной, темпераментной. И многие сценарии писались именно на нее – тот же фильм «Высота». Режиссер Александр Зархи тогда сказал: «Ну, Инна, наконец, мы нашли роль для тебя». И, действительно, успех героини картины был ошеломляющим. И не последнюю роль сыграла внешность актрисы, о которой, кстати, она скажет:
«В молодости кажется: ах, эти монгольские веки надо приподнять. Ох, какой у меня вздернутый нос! Надо бы его поправить. А оказалось, что такие носы как раз котируются, меня в профиль начинали снимать. Противоречия между обликом и внутренним миром встречаются у актеров довольно часто. По характеру он герой, а внешние данные, как у характерного артиста. Тот же Александр Фадеев увидел меня в роли «Кармен» и сразу утвердил на роль Любы Шевцовой. Пробовать себя надо в разных ролях. На площадке я буквально преображаюсь и действительно становлюсь героиней. И люди верят. А уж больше всех верю я сама».
Но успех, актерская удача, как известно, изменчивы, и надеяться только на них весьма опрометчиво. Как-то в одном из своих немногочисленных интервью Инна Владимировна призналась, что за успех в кино приходилось горько расплачиваться:
«Я за него платила…завистью. Всю жизнь меня окружала зависть. И зависть к Сергею. Я за него переживала. Два года нас разводили завистливые люди анонимками и звонками. А мы не хотели расставаться. Десять лет мы были вместе — с девятнадцати до двадцати девяти. Вместе снимались в «Молодой гвардии». Он тоже учился у Герасимова, но был немного старше меня. На курс он пришел после фронта.
Он ухаживал за мной целую зиму, встречал, провожал, весной приходил всегда с цветами. Однажды принес такую роскошную розу, — вспоминала актриса. Жили мы в однокомнатной квартирке, которую я выхлопотала сама. Это очень смешная история. Сергей в то время был в Киеве на съемках «Тараса Шевченко», а мы с Лялей Шагаловой, получив Сталинские премии, решили приобрести мутоновые шубы. Но как? В магазинах дикие очереди! И мы по чьей-то подсказке пошли в Моссовет. Нам сказали, к кому нужно обратиться. Пришли, изложили суть просьбы, человек сочувственно выслушал и позвонил директору: «Девочки, вы нам скажите, какой вам размер и цвет нужен». Вскоре нам передали свертки с шубами, и я пошла поблагодарить этого человека. И рассказала, что у меня нет квартиры и негде даже прописаться. «Ну что ж, напишите заявление». «А разве дадут?» — недоверчиво спросила я. «А почему нет? Вы же не с улицы — вы лауреат Сталинской премии». И я написала заявление на имя председателя Моссовета, недоумевая, при чем тут моя премия, и вскоре забыла о нем. А однажды соседка говорит мне: «Ты что же не идешь за ордером? Тебе квартиру дали». Квартиру? Я комнату просила, чтобы можно было оформить прописку. Вот так и получила квартиру на Песчаной улице.
Там у нас с Сергеем родилась Наташа, и роль у него пошла, и я полетела к нему в Киев на съемки. Иду, а он летит с цветами прямо через летное поле. Еще помню, в 53-м снималась у Пудовкина в деревне Маркино Горьковской области, а Сергей в Белгороде-Днестровском под Одессой — у Ромма в фильме «Адмирал Ушаков». И вот получаю телеграмму, что он приезжает, еду встречать на станцию и вижу — вышагивает с чемоданчиком по шпалам: поезд остановился где-то в неурочном месте… Я летала к нему в Белгород-Днестровский, потом в станицу Зеленчукскую, а он ко мне на съемки «Высоты». Это было уже после его съемок в «Отелло». И вот, собираясь на съемки фильма «Дорогой мой человек», Сергей очень хотел, чтобы я снималась в этой картине.
С Сергеем Федоровичем мы прожили десять счастливых лет. Но постоянные разъезды, съемки в других городах… В какой-то момент я поняла, что жить вместе дальше невозможно. Мы расстались по моей инициативе, что-то в наших отношениях сломалось. Помню, я тогда отправлялась на съемки фильма «Дорогой мой человек», а Сережа — делать свой фильм «Судьба человека». Сидим вечером на кухне, как-то все было очень-очень грустно, я и предложила: «Сережа, а может, нам лучше расстаться? Так и разошлись: без скандалов, криков и неприязни друг к другу. Сказки о брошенной и несчастной жене — это не мой случай. Я воспитала дочь, актера и режиссера Наталью Бондарчук, вторично вышла замуж, и карьера актерская у меня, думаю, удалась. Не могу сказать, что у меня осталось горькое ощущение из-за того, что мы расстались. Скорее наоборот, я освободилась. А он был потрясен тем, что я сама предложила ему расстаться. Но рада, что Сергей был в моей жизни».

Нам некогда переживать негативные эмоции

На съемках «Отелло» Сергей Бондарчук впервые снимался с Ириной Скобцевой, которая потом стала его женой. Но, в артистическом мире часто так случается, что семьи внезапно рушатся и кто в этом виноват, судить только времени и тем, чья судьба сложилась так, а не иначе.
Прошло время, и дочь актрисы Наталья Бондарчук стала учиться у тех же учителей, что и сама Инна Макарова. Так случилось или решили в семье?
«Герасимов и Макарова набирали очередной курс, — вспоминает Инна Владимировна. Мы все очень переживали, как Наташа пройдет прослушивание. Конечно, я надеялась, что она будет актрисой. Дочь поступила в институт легко, а через какое-то время Сергей Аполлинариевич позвонил мне и сказал: «Я рад, что ваша дочь такая способная». Он ее очень любил».
Какие у актрисы еще интересы, кроме ее профессии?
«Люблю русскую, советскую литературу, театр, кино, классическую музыку, эстраду, — говорит актриса». Кстати, в зарубежных поездах она общается на английском и французском языках. Она в оригинале читает книги на французском. В трудные перестроечные годы стала больше заниматься концертной деятельностью, встречалась со зрителями. С гордостью и нежностью Инна Владимировна вспоминает, что в кино ей довелось работать с изумительными русскими актерами: Борисом Андреевым, Алексеем Баталовым, Николаем Рыбниковым, Евгением Леоновым, Сергеем Бондарчуком, Сергеем Лукьяновым, Нонной Мордюковой, Василием Шукшиным и многими другими.
О сегодняшнем дне Инна Макарова говорит так:
«В моей семье с детства было принято много работать. Много работали мои папа и мама, много работаем мы с Наташей. А что касается моего мужа, известного хирурга, академика Михаила Изральевича Перельмана, он просто образец для всех нас. Мы все много трудимся, нам некогда переживать негативные эмоции.
Как-то ее спросили: «Без чего человеку трудно прожить?»
«Без любви, — просто ответила она. — А еще у нас есть любимцы семьи — две собаки и кот Кузя».
Она снялась более чем в 50-ти фильмах: например, в фильмах «Высота», «Дело Румянцева», «Дорогой мой человек», «Девчата», «Женитьба Бальзаминова». В 2001 году на фестивале имени Веры Холодной Макарова получила почетный титул «Неувядаемая». Сегодня актриса говорит, что к новому кино она тоже привыкла, но все чаще вспоминает прошлое. «Оговаривалось все за столом тогда. Мы знали, что будем делать на площадке, а сейчас быстро, текст раздали – и в кадр».
Вот такая поистине звездная актерская судьба досталась девочке из далекого сибирского городка Тайга. Досталась или она сама ее делала? Ответ в ее ролях.

 

 

хитяева людмила

Народная артистка России Людмила Хитяева

 

Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ В МОЕМ ДОМЕ УМОЛКАЛ ТЕЛЕФОН

Она ворвалась в отечественный кинематограф сразу — с заглавной роли в фильме Исидора Анненского «Екатерина Воронина». В Горький приехали ассистенты режиссера будущей картины, посмотрели в местном театре спектакль о передовике производства 30-х годов Алексее Стаханове и обратили внимание на актрису, которая играла жену героя. В Москве рассказали о ней режиссеру Исидору Анненскому.
Дебютантка Людмила Хитяева вмиг покорила зрителей, доказав, что отныне путь на экран ей открыт надолго.
Ее героини — яркие, волевые, зажигательные: Екатерина Воронина, Евдокия, Дарья из «Тихого Дона», Лушка из «Поднятой целины», Солоха из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», Галина Сахно из «Стряпухи», Анфиса из фильма «Финист – ясный сокол» и многие другие, встреча с которыми на экране становится незабываемой. Эта актриса была одним из символов отечественного кино прошлого века. Стоило на афише появиться ее имени, и успех фильму был обеспечен.
О своей героини – Екатерине Ворониной – инженера речного флота, начальника участка порта она не раз говорила: «Главное для меня в ее характере, что она умела «держать спину». В это Людмила Ивановна вкладывала многое: характер своих будущих героинь, умение решать свои творческие проблемы, и, в конце концов, оставаться такой, какая она в обычной, повседневной жизни.
С этого фильма началась яркая судьба в кино Людмилы Хитяевой. Она всегда стремилась играть в кино, и мечте суждено было сбыться. Наверное, потому, что это желание было огромно. Она сыграла в 50 с лишним фильмах, объездила полмира и даже очаровала знаменитого «золотого грека» — Аристотеля Онассиса.

Ее утвердили на роль без кинопроб

Ее молодость прошла в Горьком. Здесь она родилась и училась в театральном училище, работала в театре драмы имени М. Горького.
«Отсюда начался мой творческий марафон в кино, — рассказывала Людмила Хитяева.- Здесь я встретила свою первую любовь, здесь родился мой ребенок, в общем, здесь осталась моя первая молодость. Москва моя вторая родина, здесь я приобрела много друзей, но, тем не менее, корни мои в Горьком».
Ее актерская судьба складывалась стремительно и удачно. Дарья в «Тихом Доне» и Лушка в «Поднятой целине». После «Тихого Дона» она завоевала титул красавицы Советского Союза, а все мужское население страны сходило от нее с ума. Залихватская русская душа и огненный темперамент Хитяевой околдовал даже самого режиссера фильма Сергея Герасимова, который долго подбирал актеров на роли в этом фильме. Что уж говорить о зрителях, которые после выхода фильма на экраны актрису иначе как Дарьей из «Тихого Дона» не представляли.
Сценарий будущего фильма Сергей Герасимов написал в 55-м году, а в 56-м начали готовиться к производству трехсерийной цветной киноэпопеи. Причем, решили, что все три серии будут сниматься одновременно. Фильм решено было снимать там, где происходило действие в романе Михаила Шолохова, на Дону.
Подбор актеров велся долго и скрупулезно: из нескольких тысяч предстояло выбрать самых-самых. Сергей Герасимов решил снимать в главных ролях тех, кого зритель мало видел в кино, тех, кто не успел примелькаться. Как он выбрал Элину Быстрицкую и Петра Глебова – история отдельная. А вот Людмилу Хитяеву он утвердил на роль Дарьи без кинопроб и, несмотря на то, что она уже прославилась по фильму «Екатерина Воронина». Здесь режиссер отошел от своего принципа узнаваемости актера и остановился именно на этой актрисе. И явно не прогадал.

Никакого маникюра — стирайте, мойте посуду, скоблите полы

Когда все роли были утверждены, Сергей Аполлинарьевич сказал актерам: «Надо жить жизнью казаков, стать похожими на них. Актрисам напомнил: посмотрите на свои руки – никакого маникюра! Стирайте больше, мойте посуду, скоблите полы. Управитесь со всем дома, идите к соседям. Короче, трудитесь до седьмого пота!»
«Герасимов предложил мне попробоваться на роль Дарьи в «Тихом Доне», — вспоминала Людмила Ивановна. — По сути, работа в этой картине перевернула всю мою жизнь — и в личном, и в творческом плане. Трудно представить, как сложилась бы моя судьба, если бы не встреча с Сергеем Апполлинарьевичем. Но, когда к тебе приходит слава в 20 лет, то, доложу я вам, для молодой девушки это серьезное испытание. Например, приехав на съемки «Тихого Дона», я по своей молодости и бесшабашности вела себя очень спесиво. Герасимов сбил с меня эту спесь с ходу, моментально. Сколько было слез и обиды! Но поплакала-поплакала и … взялась за работу. «Где Хитяева, почему не на съемках? Даже если не занята, пусть сидит учится», — сердился Сергей Аполинарьевич.
Мне пришлось сразу попасть не просто на съемочную площадку, а вообще в казачество. Казачество – это другая ипостась. Казаком нужно родиться. Мы очень много изучали для этого с самых азов: диалект, манеру двигаться, учились всему – ковать, косить, узнали потрясающий быт и нравы».
Съемки «Тихого Дона» начались в августе 56-го в павильонах студии Горького, а затем съемочной группе предстояло ехать в Каменск-Шахтинский – там киношники и раскинули хутор Татарский: строили базы и курени Мелеховых и Астаховых, лавки, дома, даже церковь возвели из фанеры. Местные жители так и не поверили, что церковь была не настоящая.
На съемках фильма красавица Людмила Хитяева научилась жать, косить, готовить казацкие кушанья и плавать.

Не волнуйся, утопим как следует

Сниматься в классике, да еще у такого режиссера! Одно только беспокоило актрису: по сюжету ей нужно было утопиться в реке… Но на Волге, где она выросла, она уже тонула не раз, и каждый раз ее спасали. Людмила Ивановна поделилась своими страхами с Герасимовым.
«Не волнуйся, утопим как следует!» — успокоил ее режиссер. Когда начались съемки этого эпизода, актрису топили тринадцать раз, чтобы зритель, наконец, поверил. Не получалась и сцена плача по убитому Петру. Пришлось идти в соседний хутор на настоящие похороны: учиться оплакивать покойного как принято у казаков.
Эту роль Хитяева до сих пор считает самой любимой:
«Дарья натура удивительно богатая, сильная, страстная и в то же время полная противоречий».
Как артистам работалось с Герасимовым? Ведь о его деспотичном характере ходило немало легенд и слухов.
«На меня он произвел ошеломляющее впечатление!» – вспоминает Людмила Ивановна. — Я просто влюбилась в него во время съемок! Впрочем, не только меня постигла эта участь — все девчонки были в него влюблены. Казалось бы, внешне невзрачный, лысый, с жестким лицом, но когда он начинал говорить… Умница, мощный интеллект. Человек это был — потрясающий!»
Снявшись в 57 фильмах, актриса признаётся, что все свои работы измеряет «Тихим Доном». После выхода фильма к ней подходили на улице и спрашивали: «Вы случайно не донская казачка?»
О том, как снимался «Тихий Дон» можно написать целый роман. Когда в 58-м фильм вышел на экран, успех был ошеломляющим – его посмотрели почти 50 миллионов зрителей, а журнал «Советский экран» назвал его лучшим фильмом года. На кинофестивалях в Карловых Варах, Москве, Мехико он был удостоен многих наград. И сегодня, когда мы смотрим «Тихий Дон», перед нами вновь оживают герои киноэпопеи и мы их воспринимаем как давнишних друзей.

Ты сыграла лучше, чем я написал

«Есть роли, которые для меня остаются очень важными, — рассказывает актриса. — Мне повезло, я снялась в фильмах по двум ярчайшим произведениям Михаила Шолохова. Колоритный, очень яркий характер женщины с очень трагической судьбой. Женщину, которая не испытала самого прекрасного чувства — любви, — Дарьи из «Тихого Дона». И не менее яркий характер: Лушку из «Поднятой целины». Там, где живет Лушка, мужскому населению очень худо, потому что она все время сталкивает их лбами. На роль Лушки в фильме «Поднятая целина» ее утвердил сам Шолохов. Хитяева вспоминает: «Когда писатель узнал, что более тридцати актрис пробуются на эту роль, то сказал: «Зачем эта суета? Пригласите Хитяеву». Он был мне очень признателен за Дарью из «Тихого Дона»: «Ты украсила картину. Сыграла лучше, чем я написал».
«Все лучшие мои работы в кино связаны с творчеством Шолохова, — вспоминала Людмила Ивановна. — Ведь мне посчастливилось сыграть ведущие женские роли в фильмах «Тихий Дон»» и «Поднятая целина». Судьба подарила мне возможность воплотить на экране его образы и встречаться с ним лично».
Съемки в фильмах по произведениям Шолохова открыли зрителям многих замечательных актеров: Петра Глебова, Евгения Матвеева, Евгения Леонова, Элину Быстрицкую, Зинаиду Кириенко.
«И сегодня, снявшись более чем в полусотне картин, я все свои работы измеряю «Тихим Доном»», — признается Людмила Хитяева. — Я люблю своих героинь за широту и непредсказуемость натур – прежде всего Дарью из «Тихого Дона» и Лушку из «Поднятой целины». Я всю жизнь благодарна Сергею Апполинарьевичу Герасимову, что он рассмотрел во мне непредсказуемость, страсть, и максимально выявил в роли Дарьи мои актерские возможности».
Но было время, когда любимой своей ролью актриса называла Екатерину Воронину, с которой началась ее экранная судьба.
«В ней больше всего моих «кусочков» – это же портрет целого поколения!» – признавалась Людмила Хитяева.

Были две улыбки: Гагарина и Хитяевой

Вновь мы увидим Людмилу Хитяеву в образе казачки в первой экранизации «Цыгана» спустя почти десять лет — в 67-м. И вновь это будет разудалая красавица-душа.
«Женщина она многогранная, — вспоминал о ней народный артист СССР Евгений Матвеев. — Судьба подарила мне возможность работать с ней. Со своей улыбкой Людмила Хитяева могла бы прожить в кино большую жизнь. Но она, будучи актрисой умной, осторожно ею пользовалась. Когда-то даже говорили, что есть у нас две улыбки: Гагарина и Хитяевой. Так оно и есть. Кажется, что это сама Россия ликует в ее легендарной улыбке. Но это ведь не заслуга самой Людмилы Ивановны. Актриса должна искать в себе другое, глубинное, не надеяться только на то, что дано Богом. И Людмила Хитяева прислушивалась даже тогда, когда пребывала в зените славы, после фильмов «Поднятая целина» и «Тихий Дон». В моем первом фильме «Цыган» она сыграла Клавдию. Хорошо сыграла.
Хитяева создавала полюсные характеры. Могла быть разгульной, вольной, женщиной с качелей-каруселей. Но умела передать и глубоко драматическую суть своей героини. На съемочной площадке с ней работалось легко, надо только было уметь подхватывать ее темперамент. Она — актриса самоотверженная, бешено целеустремленная, конечно, в том случае, если роль ей нравится, а материал увлекает.
Как-то мы с ней опаздывали на съемки «Поднятой целины», причем по независящим от нас обстоятельствам. Нужно было лететь из Воронежа на маленьком самолете. Стояла холодная зима. Не было никакой возможности сделать посадку. Людмила Ивановна вела себя как тигрица, готовая к прыжку. Она сказала летчикам: «Там съемка идет, моя сцена, а меня нет».
И те, безумцы, идя у нее на поводу, нашли где-то в поле подходящее место и посадили самолет. Ну, столкнулись мы при этом лбами, но ничего, целы и невредимы остались. Из самолета Хитяева сразу же помчалась в грим уборную. Вся съемочная группа была в восторге. Я же думал про себя: то ли с ума схожу, то ли вся эта самолетная история в самом деле происходила.
И сегодня она потрясающе выглядит. Красивая, молодая. Не только внешне, но и в своем мышлении она молода и современна. Как умеет судить о жизни! Не по-обывательски, не по-бабьи, а граждански зрело и основательно. Интересная она женщина».

Меня атаковали сценариями, чтобы я играла разбитных бабенок

Сыграет она и гоголевскую Солоху в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», после которой мало кто из актрис сможет ее переиграть.
«После «Тихого Дона» и «Поднятой целины» меня начали атаковать сценариями, чтобы я играла вот таких разбитных бабенок, — вспоминала Людмила Хитяева. — Я отказывалась, и, слава Богу, Татьяна Лиознова в 60-м году предложила мне сыграть совершенно другую роль – Евдокии – простой русской женщины, воспитывающей вместе с мужем чужих детей.
Когда меня утвердили на заглавную роль в «Евдокии», в театре категорически не отпускали. В итоге пришлось уйти. На премьере встретились мы с тогдашним министром культуры Екатериной Алексеевной Фурцевой. Она поздравила меня с хорошей работой и поинтересовалась моей жизнью. «Живу в поездах между Горьким и Москвой», – сказала я. И она помогла перебраться в столицу. Меня начали приглашать в московские театры: Царев назначил встречу в Малом, Гончаров заговаривал о роли Катерины Измайловой. Но что-то мне мешало дать согласие. Я остановилась на киностудии имени Горького».
Потом актриса не раз меняла амплуа – «Приваловские миллионы», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Стряпуха».
Я боюсь красивых слов
Людмила Ивановна в жизни, как и на экране – искренний, открытый и очень требовательный к себе и другим человек. Впрочем, это ,понятно, иначе она не смогла бы сыграть тех героинь, которые вошли в золотой фонд отечественного кино. О себе актриса говорит:
«Я часто слышу в свой адрес слова: гениальная, яркая, но, знаете, я боюсь красивых слов. Таких слов, наверное, заслуживает один человек в столетие, а мы, актеры, –труженики».
Доводилось ли актрисе лично встречаться с Шолоховым?
«Только один раз, когда Михаилу Александровичу Шолохову вручали Нобелевскую премию, — вспоминала Людмила Ивановна. — Но я знаю, что Шолохов, который меня утверждал на «Поднятую Целину», посоветовал режиссеру Александру Иванову взять меня на роль Лушки. И я ему за это очень благодарна. Нужно быть счастливым человеком, чтобы такой великий писатель, как Шолохов порекомендовал тебя на роль. Я высоко ценю этого великого русского писателя, который написал потрясающее произведение о быте и нравах казачества – «Тихий Дон».
«Тихий Дон» изменил не только творческую судьбу, но и личную жизнь Людмилы Хитяевой.
«Этот фильм открыл мне дорогу в большой кинематограф. Увы, супруг не разделял моих стремлений. Более того, стал меня еще и ревновать. И, несмотря на то, что у нас уже рос сын, мы разошлись. Из Горького я уехала, и, некоторое время спустя, вышла замуж за известного молодого профессора Якобсона. Он был уникальным ученым и замечательным человеком. К сожалению, вместе мы прожили недолго — муж умер.
После смерти мужа я тридцать лет жила с любимым мужчиной, правда, в гражданском браке. Но связь эта оказалась самой крепкой. Был он представителем романтической профессии — гонщик, в прошлом чемпион мира в этом виде спорта.
Потом мы расстались, но поддерживаем замечательные, дружеские отношения. Я всегда была сторонницей крепкой семьи. И неплохой женой. А тут вдруг захотелось свободы — всю жизнь я была замужем. Просто захотелось пожить для себя: за собой поухаживать, делать, что нравиться или просто ничего не делать — с книжкой часами валяться на диване. У меня огромная, красивая квартира, я материально ни от кого не завишу»

Мне нельзя быть слабой, я же львица!

В одном из интервью актриса сказала:
«Я — Лев по гороскопу. А Львица — это сильный характер. Она привыкла властвовать. Это королева. Поэтому расходятся эти натуры очень свободно, без трагедий. Когда чувство к мужчине угасает, освобождаюсь от него, как от ненужной шелухи. Наверно, так создала меня природа. А одиночество… Полагаю, мне это не грозит».
О Хитяевой говорили, что славе она, прежде всего, обязана своей красотой.
«Если у тебя нет таланта, то любая внешность остается просто внешностью, — считает актриса. — Я могу гордиться «Кочубеем», «Поднятой целиной», «Тихим Доном», «Стряпухой»; также я могу гордиться целым циклом матерей, созданных мною. К сожалению, у меня еще осталось целое кладбище несыгранных ролей. Но у меня нет чувства алчности. Я свою миссию на земле на 80 процентов выполнила, но 20 еще осталось за мной».
Каков секрет красоты и молодости Людмилы Ивановны?
«Рецепт очень прост, — отвечает актриса. — К сожалению, его никто не выполняет, хотя он общеизвестен: необходимо высыпаться. Надо себя любить, в хорошем смысле этого слова, следить за телом. Обязательно делать маски, но только из натуральных продуктов. Никаких косметических кабинетов, никаких подтяжек. Это очень сильно отражается на здоровье. Пластические операции — это преждевременная старость.
А вообще секрет моей красоты заключается в трех составляющих: хорошая наследственность, частое общение с природой и вера в Бога».
А когда случаются депрессии?
«Иду и покупаю себе новую вещь. Очень люблю меха, обожаю в них кутаться. К своим четырем шубам, купила еще две. Вот появились у меня четыре тысячи долларов — за две с половиной купила себе чернобурку. Потом увидела шубу из рыжего енота за полторы тысячи, очень понравилась, я и ее купила. Если нет больших денег, покупаю вещь подешевле. Потом стану перед зеркалом, и плохое настроение вмиг улетучится. Я вообще не пессимист. У меня много друзей, которые не дают мне скучать. А, если в тоске звонят мне приятельницы, я говорю: «Давай, ко мне! У меня есть коньячок, выпьем, посидим, поговорим». Смотришь, и растормошила человека.
Но я люблю и побыть одна, правда, мне это почти никогда не удается. Я не хочу, чтобы в моем доме умолкал телефон. Это смерть, когда ты не нужна. Хочу до конца быть востребованной как актриса. Если не в кинематографе, то на творческих вечерах. Пишу неплохие стихи. И, конечно, сколько бы мне Господь ни отмерил, хочу, чтобы не покидала меня любовь».

Ребята, это не моя группа крови!

«Я не просила у судьбы ни одной из своих ролей, — вспоминала Людмила Хитяева. — В актерской жизни судьба подарила мне замечательные образы, мне выпало сыграть более 57 ролей. Я не могу сказать, что все они вошли в золотой фонд российского киноискусства, но какими-то своими ролями я могу по-настоящему гордиться, потому что это был прекрасный материал, это были прекрасные режиссеры. В современные блокбастеры, так называемые боевички, как-то меня пригласили сниматься. Я сказала: «Ребята, это не моя группа крови».
Сегодня у Людмилы Ивановны Хитяевой богатая творческая жизнь. Она ездит по стране с концертной программой. Ее выступления проходят при полном аншлаге. Она читает свои стихи, в ее исполнении звучат и литературно-музыкальные композиции по произведениям А.Ахматовой, Д.Самойлова, Ю. Друниной .
«Я получаю приглашения на встречи со зрителями, на кино — фестивали. Но не всегда мне удается ответить всем. Жизнь полна интересных и насыщенных событий, и я стараюсь все успеть. Во многом я – баловень судьбы. Многие актеры не доиграли и не долюбили. Мне жизнь подарила много ролей, много любви. А когда есть любовь, то все проблемы решаемы. Я трижды была замужем. И все мои мужья были прекрасными людьми».
Счастлива ли актриса?
«Счастье призрачно, — говорит Людмила Хитяева. — Но я состоялась как актриса, как мать, как любимая женщина. Сегодня многие актеры без работы. А я не отчаиваюсь, не складываю крылышки: зрители до сих пор узнают меня на улицах, хоть фильмов новых у меня практически нет. Я могу сказать, что я – счастливый человек и благодарна за это Богу».

 

Алла ЛарионоваНародная артиста России Алла Ларионова

 

О НЕЙ МЕЧТАЛ ГОЛЛИВУД

«Артисты – это Боги! А Боги всегда одиноки». Такое послание Алла Ларионова получила от Александра Вертинского с его фотографией после единственной совместной с ним работы в кино. Стоит только назвать фильмы с ее участием – «Садко», «Анна на шее», «Двенадцатая ночь», «Ведьма», «Отцы и дети», «Судьба барабанщика», «Фокусник» как тотчас перед нами предстает образ звезды советского экрана 50-х — Аллы Ларионовой. Экранные героини этой актрисы стали воплощением идеала красоты женщины.
Она выросла в обычной советской семье: отец работал в пищеторге, мать — в детском саду. Еще школьницей ей предложили сниматься на «Мосфильме». Ларионова стала участвовать в массовках, которые снимались в основном по ночам. Маме это не очень нравилось, но Алла уже решила, что после школы обязательно пойдет учиться на артистку.
После школы она решила поступать в театральный.
«Сначала узнала, что есть ГИТИС, — вспоминала Алла Дмитриевна. — Выяснила, где он, и пошла на экзамены. Принимал Гончаров. Безумный красавец! И я от волнения забыла текст, который должна была читать. Стою и молчу. Он так с ехидством спрашивает: «Девочка, сколько ж тебе лет?» Смущаясь, отвечаю, что семнадцать. А он: «Так в семнадцать надо память иметь получше…» В институт меня все-таки приняли. Одновременно я поступила и во ВГИК».
Лето 1948 года стало для Аллы Ларионовой счастливым. Сергей Герасимов и Тамара Макарова набирали новый курс. Вначале Сергей Герасимов никак не хотел зачислять на свой курс молоденькую абитуриентку – она ему не понравилась ни внешне, ни как будущая актриса. И, все-таки, Тамара Макарова уговорила мужа принять Аллу Ларионову на свой курс. Будущая звезда выбрала для себя кинематограф.
Как-то школьницей Алла попала на вечер актеров кино в Бауманском районном Доме культуры. Вместе с девчонками она стояла в проходе. А актерам, чтобы подняться на сцену, нужно было по этому проходу пройти через зал. И один из них, мужчина средних лет и высокого роста, случайно толкнул Аллу. Другой бы прошел мимо и глазом не моргнув, а этот – обернулся и сказал: «Деточка, милая, я задел тебя. Извини, пожалуйста!» Наклонился к ней и… поцеловал. Все обомлели: ведь это был сам Михаил Иванович Жаров! Несколькими годами позже они снимались уже в одной картине и подружились.
«Как раз в те годы у него родились девочки, — вспоминала актриса, — и стоило с ним заговорить, наша беседа тут же сводилась на его дочурок: как они спят, как ведет себя желудочек, как он стирает их пеленочки… Он был от них в совершеннейшем восторге, весь светился от отцовского счастья! Вообще Михаил Иванович был добрейшим и обаятельнейшим человеком. Кстати, о сплетнях! Мою дружбу с Жаровым тоже в свое время окрестили бурным романом. Красивая легенда, но в данном случае мне даже приятно, что ее кто-то сочинил».
На последнем курсе ВГИКа режиссер Александр Птушко пригласил ее на роль красавицы Любавы в сказке-былине “Садко”. Успех был огромным. Фильм получил «Серебряного льва» Венецианского фестиваля. В далеком теперь уже 1952 молодая актриса поняла, что мир ее узнал и признал. Это была награда за веру в себя, свой талант.

Чарли Чаплин звал ее в Голливуд

В середине 50-х она становится звездой советского кино. В 1954 году на экраны страны выходит знаменитый фильм «Анна на шее», который увидели миллионы зрителей. После фильма Чарли Чаплин предложил Алле Ларионовой сниматься в Голливуде. Но тогда были не те времена, чтобы откликнуться на это заманчивое предложение.
«Провожали нас в Венецию на высшем уровне, — вспоминала Алла Дмитриевна. — Нам, трем актрисам, срочно за три дня сшили из одинакового материала платья. К счастью, разных фасонов. Правда, по возвращении мы их сдали».
Ее появление в Венеции вызвало бурю восторга. Жерар Филипп писал ей стихи. Зарубежные продюсеры и режиссеры наперебой предлагали сниматься. Голливуд боролся за право предложить ей контракт. Но в те годы об этом нельзя было и думать.
« Вряд ли они сделали бы меня звездой, — говорила в одном из интервью Алла Ларионова. — Скорее всего, я нужна была им как экзотика. По своей натуре, мне кажется, я не была создана для Голливуда. Хотя… Да что говорить об этом! В Венеции другие за меня отвечали: мол, у нее контракты чуть ли не на пять лет вперед! Но я-то знала, что работы в эти пять лет как раз больше, может, и не представится».
В те дни в Венеции Ларионова старалась даже не вспоминать, что буквально накануне отъезда была на пробах у Исидора Анненского, который отбирал актрис в свою новую картину «Анна на шее». Было такое количество претенденток, что даже ободряющие слова режиссера, чтобы ехать на кинофестиваль со спокойной душой, ее не обнадеживали.
«Уж я-то знала, что режиссерам верить нельзя! – признавалась актриса. — Вселят надежду, а потом – по своей или чужой воле – предложат роль другой. Оттого и возвращалась в Москву с предчувствием серых будней. И как же была счастлива, когда уже у трапа самолета мне сообщили, что через несколько дней я буду сниматься в роли Анны!»
Когда делегация вернулась из Венеции, среди встречавших был и Николай Рыбников – тогда еще начинающий актер. Он с нетерпением ждал Аллу, в которую был влюблен еще в институте. Но актриса была в ту пору сильно увлечена знаменитым актером Иваном Переверзевым, с которым вместе снялась в «Садко», и Коле Рыбникову оставалось только вздыхать по красавице.

«Эх, Коля, прощай твоя холостая жизнь!»

Спустя время многое переменится. Они будут вместе, несмотря на многие препятствия.
«Коля мне очень нравился, но я всячески это скрывала, потому что он тогда был влюблен в другую девушку. Я, конечно, переживала, но потом все личное отошло на второй план: меня пригласили в картину «Садко». Когда учеба закончилась, и все выпускники разъехались, Коля вдруг «проснулся» и примчался ко мне в экспедицию. И в течение шести лет, где бы я ни была, везде следовал за мной тенью либо присылал телеграммы: «Люблю, помню, целую…» Закончилось тем, что он приехал ко мне в Минск, где снималась «Полесская легенда» в канун Нового года. Мы с приятельницей встречали Колю на вокзале. Первое, что я увидела, когда открылась вагонная дверь, – огромный торт «Прага», а потом и самого Рыбникова… В одно из беззаботных мгновений предновогоднего веселья он вдруг сказал: «Аленка, выходи за меня замуж…» И я совершила самый сумасшедший в своей жизни поступок: в первый же рабочий день после праздника – второго января – вышла за него замуж. А уже на следующий день он улетел на съемки «Высоты». Опоздал, и ему чуть было не влепили выговор: он же сорвал съемки…
В то время Николай Рыбников был уже любимцем советского экрана, а песня в его исполнении «Не кочегары мы не плотники» из фильма «Высота» звучала по всей стране. На премьере «Высоты» в Доме кино Алла сидела вместе с Николаем Рыбниковым. Когда герой фильма, которого тоже звали Николай, произнес с экрана: «Эх, Коля, прощай твоя холостая жизнь!», зал взорвался аплодисментами.
«Коля был однолюб, — рассказывала о муже Алла Ларионова. — Я точно знаю, что в личной жизни я была его единственной женщиной.
Их звездная пара прошла через десятилетия. Они не раз снимались вместе в фильмах “Две жизни”, “Седьмое небо”, “Семья Ивановых”. И, все-таки, на экране их дуэт видели редко.
«Думаю, это и спасло нашу семью. При первой же возможности мы мчались друг к другу и к нашим дочерям. Их, слава Богу, помогала мне растить моя мама. Честно говоря, я не понимаю, как это люди могут быть все время рядом: и просыпаются вместе, и завтракают вместе, и в отпуск вместе. Вот тут и сковородкой можно огреть…
Как только мы поженились, я решила сразу оговорить все проблемы, которые могут возникнуть в семейной жизни, — вспоминала Алла Дмитриевна. — Например, стирка. Я про себя подумала: первый раз не постираю ему рубашку – промолчит. Во второй скажет: «Ну, лапуся, ты что же, не могла?..» В третий: «Подумаешь, ко-ро-ле-ва!..» И, пожалуйста – скандал. И решила договориться обо всем заранее. Умная с молодости была, ничего не скажешь! И предложила: «Коля, все твои рубашки будем сдавать в прачечную, даже если останутся последние пять рублей. Я стирать не могу. Мне это не дано». Он сказал: «Хорошо!» И клянусь, за всю жизнь Коля мне на сей счет ни разу претензий не высказывал. И скандалов не было. Единственный раз, когда он срочно улетал в Штаты, он попросил, чтобы я выстирала ему рубашку.
Все, что касалось кухни, было Колиной прерогативой. Я понятия не имела, что такое варить борщ, запекать мясо и даже сколько стоят продукты. Он все сам закупал и готовил с огромным удовольствием. А как он солил помидоры! Сам отбирал их на рынке, дома еще раз перебирал, перемывал и «колдовал» по памяти без рецепта. Откупоривали мы эти банки четко на 7 ноября. Об этом знали все наши друзья. В последний раз мы ели знаменитые «рыбниковские» помидоры на его поминках – в конце октября девяностого…»

Как актрису занесли в список «гарема»

Много слухов ходило тогда вокруг красавицы Ларионовой. Тогдашний министр культуры Александров не мог обойти своим вниманием актрису.
«Как-то министр был в нашей студии на «Ленфильме», — вспоминала Алла Дмитриевна. — Увидел меня и застыл как вкопанный и простоял так все время, пока я пробовалась на роль Оливии в «Двенадцатой ночи».
В список «гарема» бывшего министра культуры молва занесла и Аллу Ларионову. Завистники утверждали, что Александров купал актрису в ванне с шампанским. Разбираться в том, правда это или нет, никто не стал, однако на все киностудии было разослано негласное уведомление, по которому Ларионову на съемки не приглашали. Ее надолго отлучили от кино, как обычно, ничего не объясняя. Однако, она уже была утверждена на роль Василисы в фильме А. Птушко «Илья Муромец». Режиссер каждый день звонил ей, недоумевая, почему она не приезжает в Ялту на съемки. А Ларионова не могла выехать: в Театре киноактера, где она числилась в штате, не подписывали командировку и не выдавали суточных. Уехать без документов – уволят за прогулы. Потом телефон в ее коммунальной квартире замолчал.
«Это страшно угнетало, вспоминала актриса. — Я попыталась что-то выяснить, и мне такого наговорили про мои отношения с Александровым, что у меня волосы дыбом встали».
Многие ее бывшие «друзья», прослышав о негласном решении не снимать больше актрису в кино, куда-то исчезли… Узнав о том, что она попала в черный список, Ларионова написала письмо новому министру культуры Михайлову и попросила разобраться с порочащими ее имя сплетнями.
«С трудом я заставила себя это письмо написать, — рассказывала в одном из интервью Алла Дмитриевна. — Потом, собравшись с духом, позвонила в приемную. Ответил мужской голос, наверное, помощника. Я представилась и сказала: «Мне необходимо встретиться с министром!..» Говорила с таким напором, что голос в трубке, какое-то время помолчав, попросил перезвонить через несколько дней.
В следующий раз сказали, что министр принять не сможет, но в министерстве меня выслушают. Я приехала. Меня встретили добрые молодцы с такой ухмылочкой на лице, что я разрыдалась. Оставила им письмо и убежала. Звоню неделю спустя и слышу радостное: «Алла Дмитриевна! Как хорошо, что вы позвонили! Мы постараемся все исправить…» Через несколько дней в газете статья о предстоящей поездке во Францию большой делегации советских кинематографистов. И – глазам не верю – среди прочих имен мое…»
Новый министр написал ответ актрисе, в котором сообщал, что все выяснил и «уже отдал все соответствующие распоряжения».

Ох уж эти слухи!

Алла Ларионова много ездила по миру и по стране: «И океан больше десяти раз пересекала! А фестивали всегда привносили в нашу жизнь фейерверки эмоций. Представляете, что было, когда в Советском Союзе впервые прошла Неделя французского кино, когда приехали Жерар Филипп, Даниель Дарье, Николь Курсель?!.. А потом с ответным визитом послали в Париж нас: Людмилу Целиковскую, Сергея Бондарчука, Николая Черкасова, Элину Быстрицкую, Владлена Давыдова и меня.
Рассказывают, что у Аллы Ларионовой был роман с Жераром Филиппом…
« Ох уж эти слухи! – не раз парировала актриса. — Да, мы симпатизировали друг другу. Он спрашивал, как меня зовут, потом с трудом произносил по-русски: «Алла Ларионова» и, указывая на себя пальцем, говорил: «А я – Жерар Филипп». Однажды я назвала его «Жерарчик», а он в ответ: «Алчик». На прощальном приеме он написал на ресторанном меню такие строки: «Со мной сидит блондинка в платье голубом и я в нее влюблен». Он мне нравился, он очаровывал. Но ближе моему идеалу был Жан Габен, с которым, к сожалению, я не была знакома. Он в те годы был уже далеко немолод. Но в нем чувствовалась мужская сила. А это очень важно для женщины. Еще школьницей я увидела его в картине «У стен Малапаги». Этакий гриб-боровик… Я безумно его любила».
Аллу Ларионову часто в шутку называли специалистом по Южной Америке. Она исколесила ее вдоль и поперек. Как-то в Бразилии перед просмотром фильма она сидела с Сергеем Бондарчуком в кинозале. К ним подошла по тем временам необычно одетая – в брюках! – черноволосая женщина.
– Я знаю, вы русские, – сказала женщина. – Мне интересны ваши фильмы. А это твой жених? – И она показала на Сергея.
Потом они узнали, что это была сама Анна Маньяни — королева итальянского кино.
Как-то в Аргентине Алла Ларионова была с показами «Садко». На прощальном банкете к столику подошла невысокая светловолосая женщина. Она остановилась и в пояс, по-русски поклонилась: «Я подошла, чтобы выразить свой восторг вашей красотой! – сказала она. – Вас нельзя не заметить!.. Я – Мэри Пикфорд».
« Я вскочила со стула как ужаленная. — Боже! Я столько о ней слышала. Потом она рассказывала о своих впечатлениях от посещения нашей страны, когда снималась в картине «Поцелуй Мэри Пикфорд», где ее партнером был Игорь Ильинский. Говорила, что на всю жизнь запомнила искренность, сердечность и доброту, с которой ее принимали в России… На прощание Мэри Пикфорд подарила мне свое фото – самый дорогой для меня подарок, который я привезла из Аргентины.
После поездки на Кубу у Николая появилась кинокамера, – вспоминала Алла Дмитриевна. – Безумно редкая для нас в те годы «игрушка». И он так загорелся: дочек снимал чуть ли не ежеминутно – и дома, и на улице, и в гостях… Очень много снимал в семье наших друзей Бондарчуков: их дочку Аленку. Я была ее крестной матерью, а Ирина Скобцева – крестная нашей младшей Ариши.
То, что я решилась родить двоих детей, в актерской среде считалось чуть ли не подвигом, — не раз вспоминала Алла Дмитриевна. — Правда, если бы не моя мама, не знаю, как бы мы с Колей справились… Но я очень рада тому, что они у меня есть. Жаль вот только, что дочки по нашим стопам не пошли: одна работает на телевидении, другая окончила полиграфический техникум… Но, может, это и к лучшему: мы ведь с Колей в своей профессии всегда были людьми крайне зависимыми от чужой воли.

Актриса на века

Вот что вспоминает об Алле Ларионовой народная артистка России Ирина Скобцева:
— С Аллочкой мы никогда вместе не снимались. Но я очень долго находилась под впечатлением от ее игры, красоты, женственности после «Анны на шее». И помню одну деталь, очень личную. Когда меня зачислили в штат Театра-студии киноактера, мы еще не были с ней знакомы. Я пришла туда в первый раз и увидела возле большого зеркала в гардеробе Аллу. Она поправляла платок на шее, потом достала из сумочки духи «Кристиан Диор – Ма Гриф»… И весь ее облик в те минуты: пепельные волосы, роскошные глаза, вздернутый носик и аромат «Ма Гриф» соединились в моем восприятии Аллы. И первое, что я себе купила, выехав за границу, духи «Ма Гриф».
А некоторое время спустя мы подружились семьями. Мы жили в одном доме у метро «Аэропорт». Ходили друг к другу в гости, крестили детей. Еще наши мужчины играли в шахматы. И здесь настойчивость и упрямство Бондарчука схлестывались со вспыльчивостью Рыбникова. У Сергея расчет был на стратегию и тактику, у Коли же – на стремительность и темперамент. Тем не менее, ему редко удавалось переиграть Бондарчука.
Коля и Алла были одной из самых счастливых семейных пар, какие я только знаю. Алла за Колей была как за каменной стеной. И я с белой завистью смотрела на то, как Коля устроил быт и взял на себя многие из тех обязанностей, которые в нашей семье лежали на моих плечах. Вы бы видели, как он отделал их новую пятикомнатную квартиру! Таким мужчиной, да и вообще этой парой, невозможно было не восхищаться.
Каждая роль Аллы Ларионовой становилась событием в кино. И сегодня, стоит ей появиться на экране в лентах прошлых лет, ее образ завораживает. Это и называется – Актриса на века.

Продолжение  по ссылке КИНОПОЛКА-2