«КАРЕТУ МНЕ, КАРЕТУ!»

вызывает по мобильнику Чаадский в «Геликоне»

DSC07053

На сцене театра «Геликон-опера» — премьера оперы Александра Маноцкова «Чаадский» в постановке режиссера Кирилла Серебренникова. Музыкальный руководитель постановки – дирижер Феликс Коробов, художник-постановщик – Алексей Трегубов. Продюсер проекта – Павел Каплевич.

мадам Жужу

Не трудно догадаться, что в основе сюжета оперы — комедия Александра Грибоедова «Горе от ума». С этим произведением мы знакомы еще со школы, а в театрах эта постановка значится почти в каждом  репертуаре. В «Геликоне» также решили обратиться к этой бессмертной комедии великого классика…

DSC07054

В фойе на премьере  оперы «Чаадский»

Но прочитать, сыграть и спеть её по-своему. Поставить оперу пригласили режиссера Кирилла Серебренникова, а написать музыку — композитора Александра Маноцкова, саму же идею постановки предложил художник и продюсер Павел Каплевич. К грибоедовскому тексту добавили последний монолог из «Записок сумасшедшего» Гоголя,  фразы из чаадаевской «Апологии сумасшедшего» и традиционную персидскую поэзию. Всё это положили на музыку, по выражению самого композитора «для умных ушей», и опера запела голосами ведущих солистов  «Геликона». Режиссер Кирилл Серебренников умеет эпатировать публику, поражать и удивлять. На этот раз сцене на темно-зеленом пластиковом занавесе висит множество целлофановых пакетов с рабочей одеждой, на полу – обувь работяг.  Под звуки грибоедовского вальса они подходят каждый к своему пакету и начинают переодеваться. Занавес поднимается и рабочие парни уже на сцене, покрытой землей. Они таскают на себе плоские платформы, на которых  герои оперы — Фамусов, Молчалин, Скалозуб, Софья  и другие персонажи комедии, знакомые нам еще со школьной скамьи, разыгрывают сюжет «Горя от ума». Но в отличие от господ начала XIX века, перед нами — на платформах, которые носит на своих плечах «простой народ», а по сути — рабы – процветающая современная российская знать в самых что ни на есть современных костюмах. Вот Софья (Ольга Спицына)  на тренажере в спортивном тренировочном костюме с маркой «Россия» крутит педали и поет свою партию. Вот селфи главного героя со Скалозубом  ((Михаил Никаноров и Георгий Екимов).  «Карету мне, карету!» Чаадский вызывает по мобильнику…  Поющие герои не спускаются на землю, проживая свою удачливую безбедную жизнь опираясь в буквальном смысле на рабочие руки. Эта аллегория вполне понятна и оправдана: в современном российском обществе без таких «атлантов» не обойтись, и это четко обозначает режиссер.

dsc05792

Режиссер Кирилл Серебренников

«Есть два мира: мир успешных, богатых людей, живущих в хороших домах, в прекрасных условиях, занимающихся своими спа-процедурами, милыми любовными интригами, одетых по последней моде, — говорит Кирилл Серебренников.  — И есть другой мир —  людей, живущих в грязной земле. Они, как атланты, держат поверхность, по которой в белых шикарных костюмах счастливо ходят успешные и богатые. Мы часто забываем, из чего состоит наша удобная жизнь и за чей счет мы счастливы, успешны, улыбчивы и рады. Но господин Чаадский, господин Чаадаев и господин Грибоедов напомнят нам об этом».

DSC07063

В день премьеры оперы «Чаадский» в «Геликоне»

Музыка оперы —  под стать содержанию – сложная, непривычная для обычного слушателя, к которой нужно привыкнуть, чтобы её воспринимать. Но солисты «Геликона» настолько виртуозно её исполняют, что сомневаться в её достоинствах не приходится. Остается пенять лишь на некую музыкальную неосведомленность, тем более, что на пресс-конференции для журналистов композитор уточнил, что его музыка конечно, для всех, но особо — «для умных ушей». «Мой Чаадский, — синтезированный персонаж, — говорит композитор Александр Маноцков. — В комедии Грибоедова не только он сам был прототипом своего героя – автор имел в виду и Петра Яковлевича Чаадаева. И этот анекдот, что человека сочли сумасшедшим, взят из жизни: Чаадаева объявили сумасшедшим, когда он написал свои «Философические письма».  … Чаадский, мой персонаж, сходит с ума…  То, что мы придумывали с Павлом Каплевичем, и про что я писал музыку — это ситуация двух видов несвободы: несвобода сознательная, и несвобода попытки от нее оторваться, ведь, когда все время борешься с одним и тем же, ты начинаешь бороться одинаково, что создает своего рода рутину. И только в конце оперы мой Чаадский приобретает собственный голос. Не доктринерский — потому что он, по сути, доктринер, все время говорит какие-то максимы и проповедует, — он вдруг становится живым теплым человеком».

DSC07058

В антракте

Грибоедов писал: «В моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека; и этот человек, разумеется, в противоречии с обществом, его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, зачем он немножко повыше прочих»…  Комедия «Горе от ума», по словам Белинского стала «страстным протестом против гнусной действительности, против чиновников-взяточников, против светского общества, невежества, добровольного холопства…»  Классики как всегда прозорливы и современны, наверное поэтому их охотно сегодня ставят на сцене. Опера тоже пытается не отставать от драматических театров, но сочинить музыку и поставить её на сцене куда сложнее, чем разыграть классическую пьесу на современный лад. В опере «Чаадский» немало спорных моментов и в постановке, и в музыкальном решении, но её социально-политический резонанс явно заслуживает внимания. Ведь оперный театр – та же трибуна для общения с публикой, — то бишь, — народом — как и любое другое информационное пространство.

Фото автора.

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s