«МАДАМ БАТТЕРФЛЯЙ» ИЗ БУНКЕРА

гейша в спортивном костюме и атомный взрыв на занавесе «Новой оперы»

DSC04155

Опера «Мадам Баттерфляй» Джакомо Пуччини зазвучала в эти дни в театре «Новая Опера» в постановке музыкального руководителя и дирижера Ян Латам-Кёнига, дирижера Евгения Самойлова, режиссера Дениса Азарова, сценографа Алексея Трегубова и художника по костюмам Павла Каплевича в исполнении солистов и хора театра.мадам Жужу Одна из лучших опер классического репертуара — «Мадам Баттерфляй» на премьере в 1904 году в Ла Скала … с треском провалилась…

DSC04163

После огромного успеха «Богемы» и «Тоски» Пуччини никак не ожидал такого удара. Ходили слухи, что провал спектакля ему устроили его противники и его издатель Джулио Рикорди. По другой версии публика не приняла оперу из-за слишком растянутого действия, несмотря на интригу и хитросплетения сюжета. Критики «Мадам Баттерфляй» также не приняли оперу, обвинив её в однообразии и невыразительности. Пуччини явно не предполагал такого развития событий. Композитору пришлось переработать оперу, написав еще пять версий спектакля. Либретто было почти полностью переписано — либреттисты Луиджи Иллика и Джузеппе Джакоза превратили затянутое действие в динамичное представление, добавив ему интриги и ярких событий. Спустя всего три месяца в новой редакции в театре «Гранде» в Брешиа  «Мадам Баттерфляй» ждал успех. Историю  о трагической любви юной японской гейши из Нагасаки к американскому лейтенанту композитор увидел, побывав в Лондоне  на представлении пьесы американского драматурга  Дэвида Беласко «Мадам Баттерфляй. Японская трагедия» по новелле  Дж. Л. Лонга. Судьба юной японки настолько поразила композитора, что он решил написать оперу не только о трагедии женщины, но, по сути, о  несовместимости культурных традиций Запада и Востока.

DSC04161

Молодой американский лейтенант арендует в Нагасаки виллу на 999 лет, а с ней вместе получает жену-гейшу  Чио-Чио-сан – «маленькую бабочку» — «баттерфляй». Он считает это легким развлечением, о чем откровенничает со своим приятелем  Шарплесом.  Как только она ему надоедает, он отправляется обратно в Америку, где по закону уже женится на американке. Однако, в этой истории оказалось всё не так просто. Приятель Пинкертона предупреждает его, что чувства Чио-Чио-сан искренни и что ради любви к нему она готова даже сменить свою религию на чужую. Из-за этого от неё потом отвернется вся семья. Но ожидания девушки о любви и преданности молодого лейтенанта разбиваются о суровую реальность, в которой ей не находится места: Пинкертон уезжает в Америку  и там женится на другой, оставив юную гейшу с сыном. Обманутая женщина принимает жестокое решение – покончить с собой. Трагедия на сцене звучит в музыке Пуччини — экзотический восточный колорит в подлинных японских мелодиях,  звуках японских колоколов, тамтамах, колокольчиках, флейте.

чио 4

Музыкальный руководитель спектакля Ян Латам-Кёниг считает, что существуют определенные традиции интерпретации Пуччини: «Они складывались десятилетиями, и появилось множество преувеличений, наслоений. Одни традиции идут от самого Пуччини,  другие противоречат его желаниям. Пуччини часто исполняют слишком сентиментально. А композитор это ненавидел. В частности,  слишком медленные темпы и слишком большую свободу для певцов. Все, что он хотел, он написал в партитуре. Для него главным было: драма, действие, структура. Надеюсь, нам удастся максимально приблизиться к идеям Пуччини». И это вполне удалось — главным героем премьеры в «Новой опере» стал оркестр под управлением Яна Латама-Кенига. Его исполнение Пуччини, как и в предыдущих спектаклях театра  «Богеме» и «Джанни Скикки» виртуозно и завораживающе. Что же сама постановка? Если зритель придет в «Новую оперу» в надежде увидеть на сцене классическую «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини, вряд ли эти ожидания оправдаются. На сцене — бетонный бункер с мигающими люминесцентными лампами, где происходит сделка о браке юной японки Чио-Чио-сан с офицером военно-морских сил США Пинкертоном на фоне звездно-полосатого флага. Металлический кофр для театральных костюмов, тележка из супермаркета, банки кока-колы, картонные упаковки для фастфуда, гигантская красная рекламная вывеска «JOY», макет американского сборно-щитового кукольного домика с гаражом… Главная героиня, представшая  вначале оперы  в национальном японском костюме, во втором акте появится уже в модном спортивном костюме и белом парике. Будут и разудалые моряки в тельняшках и беретах с помпонами. Новая законная жена Пинкертона Кэт предстанет перед публикой в красном облегающем комбинезоне, красном парике и фуражке – вполне себе современная деваха. И, наконец, будет… взрыв атомный бомбы в Нагасаки (анимационное видео на занавесе). Словом, опера — вне времени и пространства. Пуччини вряд ли на такое рассчитывал, но оркестр постарался быть верным композитору. Режиссер спектакля Денис Азаров считает, что: «В этой истории четко просматривается культивируемая западным обществом идея потребления. Она притягивает к себе всё: дом, женщину, даже любовь. Чио-Чио-сан любит по-настоящему, чисто и искренне, но сталкивается с отношением «потребителей». Отсюда и столкновение культур — Востока и Запада. Мы раскрываем этот конфликт средствами поп-арта, с помощью узнаваемых предметов, без привязки к конкретному времени: с одной стороны, японский мир, с другой — европейско-американский. В их смешении получается что-то третье — Чио-Чио-сан во втором акте спектакля: уже не японка, но и американкой никогда не станет. Мы работаем понятными зрителю вещами. —  То есть, самурайский меч — это понятно, банка кока-колы — понятно. У нас нет конкретной привязки. Мы пускаем публику в своё пространство, можно сказать, постмодернизма или пост-арта. Таким образом, мы не просто берём и переносим оперу в современное действие, а мы занимаемся именно актуализацией смыслов». Художник-сценограф Алексей Трегубов так рассказывает о своей работе над спектаклем: «Действие происходит в Нагасаки, месте, которое подразумевает определенный контекст. Мы, постановщики, пытаемся посмотреть на историю, показанную в опере, с дистанции нашего времени. Ведь сюжет «Мадам Баттерфляй» — это история взаи­моотношений культуры Америки (или западной в принципе) и японской. Пуччини писал и не знал, что произойдет в будущем, но всю проблематику этих отношений выразил в опере: чужая культура не представляет ценности, это лишь экзотика, приманка для туристов. Через несколько десятков лет это непонимание выльется в чудовищную трагедию со взрывами в Нагасаки. Мы разговариваем с публикой языком знаков, стереотипов». Понятно, что каждый зритель увидит в «Мадам Баттерфляй» в «Новой опере» свою  Чио-Чио-сан и услышит своего Пуччини, благодаря отличному исполнению солистов и оркестра. Придется ли ему по душе «Мадам Баттерфляй» из бетонного бункера, её страдания по неверному американцу, променявшего её на чувиху-Кэт  и атомный взрыв в придачу к музыке классика? Ответ у каждого будет свой.

Фото автора.

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s