КТО ВЫ, «ГОСПОДИН ФАБКОМ»?

 и о «не полной понятности «Обломка»  узнали на  XXII фестивале архивного кино «Белые Столбы»

DSC05993

На афишах того времени значилось два названия этого фильма  — «Господин фабком» и «Обломок империи» немой художественный фильм-драма, режиссёр Фридрих Эрмлер, 1929 год. Однако, несмотря на зазывно-красочные афиши, после массовых просмотров картины выяснилось, что для широкого зрителя эта лента оказалась сложной.мадам Жужу

 

В документах тех лет значилось: «… главным дефектом «Обломка» является не полная его понятность. Признать правильным выпуск для деревни другого варианта «Обломка» с устранением формальных недочетов…»

DSC05992

Кадр из фильма «Обломок империи», режиссер Фридрих Эрмлер

Прошло девяносто лет, как эта картина вышла на экраны, но до сих пор о ней ведутся споры и дискуссии. На  XXII фестивалн архивного кино «Белые Столбы» её показали в рубрике «Реставрации». Перед показом картины один из  реставраторов — художественный руководитель фестиваля Петр Багров рассказал о работе над реставрацией ленты. Сегодня это позволяет  увидеть первоначальную версию фильма, который долгие годы существовал в изрезанном цензурой виде. Действие фильма происходит в небольшом населённом пункте во время Гражданской войны. Контуженный унтер-офицер Филимонов (Фёдор Никитин), который во время Первой мировой войны получил контузию, потерял память и не помнит, кто он.

DSC05995

Кадр из фильма «Обломок империи»

Спустя десять лет в проходящем мимо поезде он увидел жену, и память к нему возвращается. Он вспоминает, что раньше жил в Петербурге, куда и отправляется, но попадает совсем в другой город. Теперь это Ленинград — с другими зданиями, другими людьми, другими хозяевами фабрики. Перед ним — город-утопия, где повсюду бетонные небоскребы с огромными окнами, прямоугольными перекрытиями, а огромный памятник Ленину стоит к нему спинной. «Где Петербург?», «Куда я попал?», «Куда мне идти? – мелькают надписи на экране. Он пытается разыскать хозяина среди владельцев фабрики, но ему объясняют, что теперь хозяин – фабком. Тогда он бросается на поиски неизвестного фабкома. «Кто хозяин?!» — спрашивает он у рабочих и те ему вежливо объясняют, кто теперь хозяин. На экране мелькает множество рук –

DSC05994

Кадр из фильма «Обломок империи»

рука на рубильнике электростанции, рука стрелочника на железнодорожной стрелке, руки рабочих у станка, руки тружеников села, каменотеса, у штурвала корабля. Это руки, что трудятся на  благо страны. Теперь Филимонов понимает, кто здесь хозяин, и перед ним открывается новая жизнь – свободная, созидательная, с идеалами и надеждами. В конце фильма он с пылом восклицает: «Сколько у нас ещё работы, товарищи!». Сергей Эйзенштейн, который тогда был с Александровым и Тиссэ за границей, прислал телеграмму: «Шлем зарубежный привет «Обломку империи» — новой победе нашей кинематографии». «Нас, специалистов, трудно захватить картиной,- сказал на обсуждении фильма в Ассоциации работников революционной кинематографии Всеволод Пудовкин, — мы стремимся внедриться в  приемы работы больше, чем воспринимать картину.

DSC05990

Кадр из фильма «Обломок империи»

Но сегодня меня картина захватила, я получил сильнейшую встряску». «Обломок империи» одобряла и советская печать — за политическую актуальность, яркое кинематографическое решение, её называли «выдающимся достижением советского киноискусства», картиной «глубочайшего социального содержания», «ценным вкладом в нашу кинематографию». Однако, отмечали и некий схематизм и «не полную его понятность» широкими массами. Сам же Эрмлер, как замечали его коллеги по цеху, был не очень доволен картиной, как, впрочем, и прежними своими работами. Как художник он стремился к новаторскому искусству,  которого не всегда можно было достичь в идейно-политическом кино. Хотя он и говорил: «Дат рождения у меня три: 1898 год, когда я появился на свет, 1919 год, когда я вступил в партию и 1923 год, когда я начал работать в кинематографе».

DSC05997

Оригинальную музыку к ленте написал один из ведущих композиторов советского авангарда Владимир Дешевов. На фестивале фильм демонстрировался в сопровождении Симфонического оркестра Ленинградской области под управлением народного артиста республики Кабардино-Балкарии Михаила Голикова. В рубрике «Реставрации» и «Архивные находки» на XXII фестивале архивного кино «Белые Столбы» показали немало фильмов-раритетов, среди которых — мелодрама «Псиша, танцовщица Екатерины» (1922), снятая в Германии с участием выдающихся театральных актеров Ольги Гзовской и Михаила Тарханова, один из последних советских немых фильмов «Про обезьянку» (1935).

DSC05996

Две американские картины из коллекции Госфильмофонда, ранее считавшиеся утраченными, — остросюжетный фильм «Заплати мне» (1917) с участием звезды немого кино Лона Чейни и экспериментальный фильм Романа Фролиха «Пленник» (1934). Малоизвестную, но, пожалуй, самую эксцентричную картину – «Разбойничья симфония» (1936) Фридриха Фейера. Кроме игровых лент, в рубрике — киножурналы, документальные ленты и анимация. Все эти фильмы можно будет увидеть с 10 по 17 марта в московском «Иллюзионе» на «Эхе фестиваля» и с 24 по 28 марта на киностудии «Лендок» в Санкт-Петербурге.  Кстати, окажись герой  «Обломка империи» в нынешнем Петербурге, как сложилась бы его судьба без «господина фабкома»? Так что, фильм вполне себе современен, несмотря на его почти вековую давность.

 

 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s